Проблема СВПД – «лакмусовая бумажка» геополитической самостоятельности Европы

Степень напряженности вокруг Ирана и иранской ядерной программы растет. На этом сходятся большинство экспертов, анализирующих ситуацию в регионе. Некоторые игроки, в первую очередь США, пытаются вновь вынести на первый план фактор иранской ракетной программы. При этом дело подается так, что без уступок Тегерана в этой сфере сохранение СВПД будет невозможно.

Эксперты напоминают, что, когда велись переговоры по документу, было принято осознанное решение вывести ряд аспектов за рамки переговорного процесса и сосредоточиться на том, что на протяжении длительного времени представляло предмет главной озабоченности. Сейчас президент Трамп вновь пытается смешать ингредиенты в одном флаконе. И не исключено, что в результате получит гремучую смесь, которая может разнести весь Персидский залив.

Как известно, Вашингтон выходит из ядерной сделки с Ираном из-за беспокойства относительно программы создания баллистических ракет и поддержки Исламской республикой шиитских движений в Ливане, Йемене, Ираке, Сирии и других странах. По заявлению Трампа, он готов обсуждать с европейцами новые договоренности по Ирану, которые будут охватывать все упомянутые аспекты.

Напомним, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) снимает с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны Совета Безопасности (СБ) ООН, США и Евросоюза. Историческое соглашение было достигнуто международными посредниками (Россия, США, Великобритания, Китай, Франция, Германия) 14 июля 2015 года. Согласно документу, долгосрочный план Ирана включает ограничения на все работы по обогащению урана и научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в этой области в течение восьми лет. Согласно тексту документа, МАГАТЭ получает разрешение в течение 25 лет мониторить все иранские предприятия по переработки урановой руды и производству уранового концентрата. 20 июля 2015 года Совет Безопасности ООН одобрил план, и 18 октября того же года он вступил в силу.

По данным МАГАТЭ, Тегеран привел свою ядерную программу в соответствие с Планом действий. В ответ последовала отмена всех действующих резолюций СБ ООН в отношении Ирана (часть ограничительных мер сохраняется, но они вводятся через отдельное приложение к резолюции СБ ООН № 2231), целого ряда односторонних санкций США (в основном финансовых, а также затрагивающих интересы третьих стран) и всех ограничительных мер со стороны ЕС.

В рамках резолюции СБ ООН предусмотрен механизм возможного восстановления санкций в случае, если один из участников СВПД сочтет, что Иран не выполняет свои обязательства по Плану действий. Однако восстановление санкционного режима возможно лишь через процедуру, требующую предоставления весомых аргументов при рассмотрении вопроса в Совместной комиссии СВПД.

13 ноября 2017 года вышел очередной доклад МАГАТЭ, в котором было подтверждено, что Иран придерживается своих обязательств по СВПД. Между тем, США и их союзники не раз обвиняли Тегеран в нарушении договоренностей. Дональд Трамп еще до своего избрания жестко критиковал соглашение, называя его «худшей сделкой», и не исключал, что выйдет из нее, если соглашение не удастся «исправить».

В минувшем январе США и «европейская тройка» (Великобритания, Франция, Германия) создали группу для выработки дополнительного соглашения к сделке с Ираном. При этом к переговорам не пригласили ни Россию и Китай, которые были участниками прошлых договоренностей, ни Иран.

В итоге США вышли из СВПД и заявили о повторном введении против Ирана санкций, существовавших до соглашения. Остальные члены «шестерки» международных посредников выступили против подобного шага. «Решение Трампа — это начало психологической войны против Ирана, но такое психологическое оружие не окажет влияния на наш героический народ», — заявил президент Ирана Хасан Роухани. Он обвинил Вашингтон в подрыве международных договоров и невыполнении американских обязательств в рамках сделки.

Тем не менее, по словам Роухани, Иран не намерен выходить из ядерного соглашения после американского решения. «Сделка останется в силе, если мы сможем достичь ее целей с другими сторонами соглашения», — заявил Роухани. Вместе с тем иранский лидер сказал, что попросил предприятия, работавшие над ядерной программой страны, быть готовыми «при необходимости» возобновить работы над обогащением урана. Так что, Тегеран может сам разорвать сделку, если договориться все-таки не получится. Теперь европейские партнеры Вашингтона раздумывают над тем, как вернуть дискуссию в конструктивное русло.

В 2017 году страны ЕС экспортировали в Иран товары и услуги на сумму более 10 млрд долларов. Вдобавок к этому о совместных бизнес-проектах с Исламской республикой ранее давал понять целый ряд крупных европейских фирм. В их числе – французский нефтяной гигант Total, норвежская энергетическая компания Saga Energy и французский автоконцерн Renault.

Решение США выйти из сделки с Ираном ставит Европу в очень сложную ситуацию, заявил на днях посол ЕС в Соединенных Штатах Дэвид О’Салливан. По его мнению, соглашение «служит той цели, ради которой оно создавалась — не допустить обладания Ираном ядерного оружия». Кроме того, «сделка не предназначалась для того, чтобы решить все проблемы международного сообщества с Ираном». Европейский дипломат подчеркнул, что в отношении Ирана действует самый жесткий механизм проверок со стороны МАГАТЭ: агентство выпустило 10 отчетов, подтверждающих, что Иран соблюдает положение соглашения. Это подтверждали недавно и представители американской администрации, добавил он.

«Возможно, пока самое незавидное положение — у европейцев. Их — не сказать, чтобы сильно креативные или настойчивые — попытки убедить Трампа не выходить из сделки влекут серьезные риски для европейских компаний, работающих в Иране», — отмечает эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Максим Сучков. По его мнению, чтобы защитить свои компании, Европа может попытаться выйти на двусторонние договоренности с США по «санкционным каникулам» или попытаться защитить работу этих компаний в Иране через возрождение так называемых механизмов блокирования регуляций (blocking regulations), действовавших в 1990-е годы. Однако второй вариант может быть воспринят администрацией Трампа негативно и вызвать еще большие расхождения в «западном лагере», отмечает Сучков.

Впрочем, европейцы, скорее всего, поддадутся прессингу США и свернут экономическую активность в Иране, считают эксперты. «Европейские компании выйдут из иранских сделок, потому что коммерческие отношения с США для них важнее, чем связи с Ираном. Все признаки указывают на то, что европейцы пойдут на компромисс с США», – сказал руководитель программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики Штефан Майстер.

В том, что европейский бизнес пойдет на серьезные жертвы ради доступа к иранскому рынку, сомневается и доцент кафедры международных отношений в университете Солфорда Мориц Пипер. По его словам, в теории ЕС может обратиться к США с просьбой вывести конкретные европейские компании из-под действия американских санкций или самим оказать поддержку работающим с Ираном фирмам. «Но с учетом того, что большинство таких европейских компаний имеют привычку действовать очень осторожно, скорее всего, они и так готовились к худшему сценарию», – отметил эксперт.

Кризис вокруг иранской сделки стал «лакмусовой бумажкой» способности ЕС проявлять себя на мировой арене в ранге независимого, самостоятельного игрока.