Призрак единой европейкой армии, как отражение личных политических амбиций

Президент Франции Эммануэль Макрон сделал жесткое заявление. Глава Франции предложил создать независимую от США общеевропейскую армию, а также заявил, что эта армия должна защитить Европу от Китая, России и даже от США.

«Мы не сможем обеспечить безопасность европейцев, если не решим создать настоящую общеевропейскую армию. У нас должна быть Европа, которая держит оборону, преимущественно самостоятельно, без Соединенных Штатов», — заявил он в эфире радиостанции Europe 1, добавив: «Мы должны защищаться! От Китая, России и даже от Соединенных Штатов».

Макрон не первый влиятельный европейский политик, который требует создания настоящей европейской армии, но, как отмечают западные СМИ, например американское финансовое издание The Wall Street Journal, Макрон «сделал следующий шаг» и объяснил необходимость создания общеевропейских вооруженных сил не только необходимостью защиты от России. Как пишут американские журналисты, он «поставил США в один ряд» с силами, представляющими «угрозу для европейского континента».

Президент Франции также воспользовался случаем намекнуть на то, что Европа должна себя вести более обособленно, а это смотрится особенно интересно в контексте недовольства, выраженного им же по поводу вероятного выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. По версии Макрона, главной жертвой этого решения Вашингтона станут Европа и европейская безопасность.
Ряд экспертов давно говорит о «турбулентности» в рядах НАТО. И новые заявления главы государства – ведущего участника Североатлантического альянса только усугубляет ситуацию.

Директор Международного аналитического центра «Rethinking Russia» Александр Коньков в интервью «Политаналитике» отметил, что Европа начинает рефлексировать относительно еще недавно казавшегося незыблемым евроатлантического единства, единства между ЕС, Европой в целом и США:

 

— Макрон выразил то, что подспудно будоражит умы очень многих, как представителей европейских элит, так и простых европейцев. Постольку поскольку все просто привыкли, что на протяжении многих десятилетий США и Европа придерживаются единых подходов к безопасности, в вопросах стратегической стабильности. Но это имело место в большей степени, когда был единый враг, когда было противостояние двух блоков.

Однако в последние 25 лет, так или иначе, возникали попытки поставить вопрос о какой-то субъектности, суверенности Европы в столь значимых стратегических вопросах.
Другой дело, что это заявление Макрона не стоит рассматривать как начало движения к отделению Европы от Америки в таких важных вопросах, скорее, это выражение того мнения и тех оценок, которые так или иначе присутствуют в общественном сознании для того, чтобы их зафиксировать в публичной плоскости.

Рассматривать такого рода заявления имеет смысл в первую очередь с точки зрения персональных амбиций самого Макрона.

Мы знаем, что он пришел ко власти во Франции на волне популизма, на волне громких ярких заявлений, которые пока не нашли воплощения в реальной политике. Все это разворачивается на фоне того кризиса, который возникает в отношениях между США и Европой, в первую очередь, с точки зрения тех вопросов, которые ставит Трамп, чем ошарашивает привыкшую к более размеренной жизни Европу, на фоне грядущего ухода из большой политики Ангелы Меркель, которая в последнее время воспринималась как мать всея Европы. Безусловно, сюда же можно отнести вопросы Брексита, они имеют важное значение.

Поэтому на фоне всех этих событий, Макрон каким-то образом заявляет свою позицию по общеевропейским вопросам, пытается делать это максимально громко, пытается повышать ставки в неформальной борьбе за лидерство внутри Европы, внутри ЕС. К чему это приведет – будем смотреть по ситуации, но пока это в большей степени проба пера, проба почвы, проба общественного мнения, окажется ли оно к этому восприимчивым.