Пресс-конференция Путина – искренний разговор сильного человека

Президент России Владимир Путин провел традиционную большую пресс-конференцию, ставшую первой с момента его вступления на главный государственный пост на новый срок в мае 2018 года. Всего по счету это 14-я аналогичная встреча с журналистами. Традиционно президент отвечал на вопросы, касающиеся экономической, социальной, экологической и международной повестки. Общение с 1702 представителями прессы длилось более трех с половиной часов.

Кстати, в московский Центр международной торговли, где проходило мероприятие были аккредитованы 99,9 процентов всех желающих. В том числе и иностранные журналисты, включая традиционно задающего Путину провокационные вопросы украинского корреспондента Романа Цимбалюка. Это свидетельствует о том, что президент России в очередной раз продемонстрировал готовность говорить даже на сложные и неприятные темы.

В частности, Владимир Путин отвечал на вопросы о судьбе Курильских островов, ситуации на Донбассе, необходимости повышения пенсионного возраста и НДС.
Традиционно для пресс-конференции в ее рамках в качестве вопросов прозвучали и просьбы и обращения к главе государства.

Эксперты «Политаналитки» оценили 14 итоговую пресс-конференцию Владимира Путина по-разному.

Публицист Егор Холмогоров в интервью нашему порталу назвал ее очень откровенной:

 

— В ней стало гораздо меньше политкорректности, и остро говорилось об Украине, об угрозе Донбассу, о политической ситуации в мире, о безобразной истории с созданием русофобской псевдоцеркви на Украине. Серьезно были обсуждены вопросы пенсионной реформы, поведение чиновников.

Уровень открытости, откровенности при обсуждении общественных тем резко возрос и это очень хороший сигнал. Это говорит о то, что некая полоса, когда власть что-то делает, а общество не совсем понимает, что именно, и какие у нас ценности и ориентиры, подходит к концу.

В этом смысле мне эта пресс-конференция понравилась, на моей памяти она одна из лучших за время проведения такого формата. И это притом, что, во-первых, у нас не самое хорошее социально-экономическое положение, тот же самый пенсионный вопрос, он многих поставил на уши. Кроме того, во внешней политике Запад давит уже настолько не скрываясь и на столько непристойно, что тут тоже не до дипломатии и не до уклончивых, не определенных фраз. В этой ситуации президент понял, что он должен говорить с народом напрямую, потому что нам явно предстоит переживать впереди события, при которых нужно максимально сохранить степень доверия.

Путин в значительной степени хочет компенсировать обществу то недоверие, которое сформировалось в предыдущие месяцы в результате всевозможных высказываний чиновников, совершенно неадекватных и порой оскорбительных для граждан. Он понимает, что в конечно счете претензия предъявляется ему, и он в данной ситуации ответственен за нерадивых чиновников.

Дело в том, что у журналистов очень суженный горизонт восприятия, но каждый год кому-то удается меня шокировать. Скажем, в этом году меня удивила журналистка из Дагестана, которой не нравится, что в кремлевском полку слишком много славянских лиц, слишком много рекламы на ТВ со славянскими лицами. Знаете, с учетом того, что у нас 85% населения страны имеет чисто славянское происхождение, подобное высказывание и глупое, и абсурдное, и явно выступавшая не совсем понимает, в какой стране живет.
Грубо говоря, в этом смысле журналисты радуют далеко не всегда, но серьезные вопросы тоже были. И это важно отметить. Что, несмотря на традиционные шутки, в это раз президент отвечал на все вопросы очень серьезно. Грубо говоря, сейчас не время, когда нужно какие-то вещи и решения прятать за юморком. Вообще, чем больше в следующем году будет уровень доверия общества к власти, тем лучше мы пройдем любые испытания, которые могут последовать.

И какие-то конкретные решения по результатам этого общения последуют.

Политолог Дмитрий Фетисов, напротив, посчитал нынешнюю пресс-конференцию одной из самых неудачных:

— Я бы сказал, что это одна из худших пресс-конференций, но даже не потому, что были какие-то неинтересные вопросы, или президент отвечал неинтересно, или организаторы плохо подготовили. Просто этот формат умер, потому что все то, о чем спрашивали президента – все его ответы он озвучивал ранее и ничего нового не сказал.

Единственное достижение этой пресс-конференции в том, что она стала обобщающей, подвела определенный итог года.

В целом, очевидно, что стала доминировать тема внутренней политики по сравнению с внешней. Сейчас все действия во внешней политике являются не сколько необходимостью укрепить позиции России на международной арене, сколько исходят из необходимости совершить тот самый рывок, о котором президент так часто говорит. По сути, совершение рывка в экономике и развитие инфраструктуры – это главный вызов на текущий президентский срок.

Вся международная деятельность сейчас строится исходя из этого, то есть поиск дополнительных финансовых ресурсов, перестраивание экономики, и соответственно международная политика определяется по этим критериям. И все остальные вопросы, которые поднимались, тоже, если брать внутреннюю политику, подводились к этим двум основным моментам, которые озвучил президент в самом начале – совершение рывка в экономике и инфраструктуре.

Возвращаясь к формату… Мне кажется, сейчас сложно придумать что-то технологичное, что можно изменить. Да, были интересные вопросы, актуальные, по повестке, интересные ответы президента. Но все это уже было, возможно это связано с тем, что это был год избирательной кампании, была насыщенная президентом информационная повестка, ему часто приходилось выступать, говорить. Пока можно сказать, что это было обычное рутинное мероприятие.

Что касается открытости, на мой взгляд, это обусловлено нынешнем положением вещей. Прозвучали слова неоднозначные в адрес финансового блока правительства, что да, президент доверяет, но если кто-то не готов заниматься тем же самым экономическим рывком, то ему лучше уйти.

Видно, что президент понимает всю серьезность ситуации, понимает, что страну могут ожидать несколько кризисов, как экономических, так и политических, но при этом не видит ничего в этом страшного и считает возможными условия для того самого рывка, который он озвучил.

А философ и политолог Леонид Поляков увидел в нынешней пресс-конференции новизну. При этом эксперт «Политаналитики» согласен с коллегами по поводу рефрена пресс-конференции – стратегии прорыва:

— Путин во многом, конечно, прежний. Это человек, способный держать в голове безумное количество цифр, оперировать ими вовремя и аргументировано, не злоупотребляя этим, но в нужный момент, приводя нужную цифру.

С другой стороны мне показалось, что у президента есть какая-то внутренняя уверенность в том, что проведена колоссальная работа по выстраиванию 12 национальных проектов, что есть хорошие стартовые позиции, есть воля реализовывать стратегию прорывного развития. Это было видно, энергичность, бодрость, готовность встречать самый жесткий вопрос, разбираться в нем и отвечать достойно. Какая-то новая энергетика Путина оказалась очень заметной.

Мне кажется, что зал, как зеркало, отразил эту энергетику, потому что никогда раньше на таких встречах не было такой свободы. Не то, чтобы крика и шума, а когда люди позволяют себе просто кричать – это показатель того, что атмосфера позволяла. То есть президент приблизился к этой аудитории, в то же время он держит дистанцию в том отношении, что искал сознательно более сложные, более трудные вопросы. Но аудитория какая была, такая и остается. Люди со своими болями, проблемами. Это не то, чтобы новая искренность, а настоящая искренность, такое ощущение было.

При понимании, что все это событие готовилось, фигуры были отобраны заранее, и того, что три ветерана журналистики получили слово, я не уверен, что все вплоть до запятой было согласовано. В то же время стремление самого Путина, который прекрасно знает, как готовятся такие мероприятия, что называется врасплох поспрашивать людей, что их заботит – тоже было! На прошлых конференция такое тоже было, но в этот раз очень сблизился зал и президент.

Мне кажется, что это одна из лучших и по содержанию, и по общему эмоциональному ощущению встреч с журналистами за последние несколько лет.

А связана такая близость с тем, что Путина, как мне кажется, что называется, отпустило. Надо понимать, что он такой же человек, как и мы, только человек, на котором лежит ответственность за страну и может даже за весь мир. Неслучайно был вопрос о страхе перед ядерным апокалипсисом.

Президент прошел через трудный рубеж, потому что к нему давно пристают с этой идей что хватит, сколько можно сидеть? Он знает, что такого рода вопросы пробрасываются в обществе, и для него победа на последних выборах – тоже был рубеж. Он шел к этой победе, он доказал и нам, и самому себе, зачем он должен оставаться на этом посту. Это осознание мисси преображает человека, это заметно, он знает, зачем он здесь и готов отвечать на любые вопросы. Потому что если человек внутреннее не уверен, если с самим собой у него диалог еще продолжается, было бы видно, что у сомнения. Но он знает цель, миссию и поэтому ему нечего скрывать и сомнений нет.

Поэтому Путин общался с журналистами не как с теми, кто хочет его на чем-то подловить, он общался так, чтобы рассказать все, что их интересует. Аудитория это почувствовала и поэтому она на таких высоких нотах себя вела. Для меня это был сюрприз, кричали и раньше, но не так дружно, активно. Это хороший симптом.

Всего было задано 66 вопросов, а присутствующих – 1702. У людей есть интерес к президенту, есть желание его спросить, есть желание услышать его ответ. Это была встреча взаимных интересов. Путину было интересно, о чем его спросят, и каждому спрашивающему было интересно, что ответит Путин.

Так же интересно, что президент очень вовремя включал иронию. Официоза в принципе не было, был разговор профессионала, который не напялил на себя маску строго начальника. Он добавил доброй иронии и даже самоиронии, а умение быть ироничным и в отношении и самого себя, свидетельствует о внутренней силе. Потому что если человек не боится шутить в свой адрес, это значит что ему нечего прятать и нечего бояться, он уверен в себе и знает свое дело.