Почему с союзниками не нужна сентиментальность: объясняет Лукашенко

«Язык мой — враг мой», говорил Ювенал и был прав. Сдержанность в высказываниях — украшение любого человека, но для политика или дипломата умение контролировать себя — на вес золота. Александр Григорьевич Лукашенко упустил просто прекрасную возможность промолчать и тем самым, невольно, добавил аргументов в пользу тех московских чиновников и экспертов, которые выступают за максимально жесткую линию поведения в отношении Минска. В таком токсичном климате столь любимая Лукашенко и его окружением схема «нефть в обмен на поцелуи по праздникам» скоро окончательно загнется.

«Нам говорят, что Европа заинтересована в суверенитете Беларуси. При этом отдельные наши западные партнеры в восторге от позиции Минска по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму и Донбассу. Однако как только доходит до конкретных вопросов взаимодействия, то у нас, оказывается, есть проблемы с правами человека», — заявил Лукашенко и использовал свое дальнейшее выступление на открытии встречи Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности для того чтобы критиковать ситуацию с правами человека в Европе.

Со стороны заявления белорусского лидера выглядят довольно недальновидно ибо наиболее логичная интерпретация его тирады сводится к тому, что Лукашенко недоволен тем, что коллективный Запад и конкретно, Германия, не заплатили ему за отказ признать Крым, Южную Осетию и Абхазию, а также не оценили в материальном и дипломатическом плане его проукраинскую позицию в конфликте по линии Киев-Москва. Будет интересно посмотреть на то какую аргументацию в пользу продолжения поддержки белорусского лидера предложат апологеты Лукашенко в Москве, ибо для того чтобы убедить Кремль в необходимости сохранения на содержании столь ветряного союзника.

«Дружба» с Республикой Беларусь долгое время была (а для некоторых еще и остается) неким символом надежды на реинтеграцию постсоветского пространства причем на сугубо добровольных началах. С этой иллюзией пора прощаться, так как политические элиты сопредельных стран (независимо от заявленной «пророссийскости» конкретных политиков) всегда относятся к этой надежде на реинтеграцию как к болевой точке Москвы, и при первой же возможности берут эту надежду в заложники и угрожают ее убить в том случае, если им немедленно не предоставят очередные преференции, кредиты и даже прямые денежные вливания из российского бюджета (например, в виде недополученных экспортных акцизов). Вербальные эскапады Лукашенко крайне полезны с точки зрения ликвидации московских иллюзий и перехода России на внешнюю политику, построенную на принципе авансовых платежей: утром — реинтеграция, вечером — деньги, и то, если в течение дня будет хорошее поведение.

Это — циничный, неприятный и непопулярный подход, но только он может быть эффективным. Любые негативные последствия от его применения обойдутся дешевле, чем те негативные последствия, которые нам обязательно обеспечат «последние диктаторы Европы», взращенные на деньги российских налогоплательщиков.