«Перевод российских активов в Китай»: о чём на самом деле отчёт Банка России

Каждый год публикация официального годового отчета Банка России приводит к тому что в инфополе и в экспертном сообществе снова актуализируется дискуссия о том где и как российское государство должно хранить свои валютные резервы. Публикация отчета Центрального Банка РФ за 2018 год — это совсем особый случай, ибо у желающих теперь появилась возможность детально оценить последствия «валютного маневра», предпринятого российскими монетарными властями в ответ на накопившиеся геополитические риски в американо-российских отношениях.

Из всего сложного (и очень многопланового) процесса перетасовки и релокации валютных резервов российские СМИ «вынесли в заголовок» ровно один вывод — «ЦБ резко перевел свои активы из США в Китай». Это упрощение, причем упрощение на грани фола, хотя на самом грубом фактологическом уровне этот вывод полностью соответствует действительности.

Главный элемент «валютного маневра» российского центрального банка — это действительно дедолларизация и перенос из американской юрисдикции значительной части валютных резервов, но было бы ошибочным считать, что эти изменения были сделаны по механической схеме «заменяем США на Китай». Российские монетарные власти продемонстрировали, что к вопросам риск-менеджмента они теперь подходят с гораздо большей осторожностью, которая вероятно обусловлена нежеланием снова оказываться в ситуации, когда геополитический риск, сконцентрированный на одной стране, может привести к катастрофическим финансовым потерям.

Доля «американских активов» резко упала — «с 29,9% от всех резервов ЦБ до 9,7%», но далеко не все «эвакуированные из США» капиталы оказались в Китае. Доля «китайских активов» выросла (до 14%), но вместе с ней росла доля европейских и японских активов, что указывает на то что ЦБ действительно пытается заниматься диверсификацией активов и избегать концентрированных рисков.

Рассматривая цифры отчета Банка России, трудно отделаться от ощущения, что перед менеджерами российских резервов была поставлена (причем в крайне жесткой форме и без возможности «растянуть исполнение») задача основательно подготовиться к очень серьезной турбулентности на международных финансовых рынках и даже серьезным проблемам в международной торговле. Только таким образом можно объяснить сверхбыструю аккумуляцию дополнительных золотых резервов, которые считаются в финансовом мире эдакой «страховкой» на тот самый крайний случай в котором мировая финансовая система начинает трещать по швам, как это происходило в период недавнего мирового финансового кризиса.

«За 2018 год активы Банка России в золоте увеличились за счет покупки золота у российских кредитных организаций (270 т), и на 31.12.2018 их объем составил 2077 тонн», сказано в отчет и именно в этом, а далеко не в увеличении доли китайской или европейской валюты и облигаций, можно «прочитать» суть прогноза из которого исходят в верхних эшелонах российской власти. Это — не ставка на Китай, это — ставка на (и страховка от) полноценного мирового хаоса.