«ОСТРОВ РОССИЯ» ВАДИМА ЦЫМБУРСКОГО КАК ФУНДАМЕНТ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРИМИРЕНИЯ

В рамках круглого стола "Геополитическая идентичность России", организованного фондом ИСЭПИ, состоялась презентация основного труда российского философа и политолога Вадима Цымбурского в области политической науки – "Морфология российской геополитики и динамика международных систем XVIII-XX веков". Работа по восстановлению рукописи велась политологом Борисом Межуевым при содействии фонда ИСЭПИ.

Широкой научной общественности Цымбурский известен, в основном, своей попыткой пересмотреть традиционные представления о России как геополитическом субъекте, выходя за рамки “западничества” и “славянофильства”. Цымбурский вводит метафору “похищение Европы”, которая означает восприятие Россией себя как Европы.

Территорию России Цымбурский метафорично определял как "остров", окруженный пограничными ("лимитрофными") территориями. В XX веке Россия потеряла контроль над этими территориями и получила шанс на самоопределение. Эта проблема актуальна до сих пор. Цымбурский считал, что приграничные территории должны служить своеобразным поясом безопасности для России, который предотвращает ее контактное соприкосновение с “центрами силы”, сложившимися на “платформах соседних цивилизаций”.

О политологическом наследии Вадима Цымбурского рассказывает председатель Совета директоров Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский:

— По основному роду своей деятельности Цымбурский – филолог, специалист по гомеровскому эпосу. Начав работать в сфере общественных наук на рубеже 80-90-х годов, он оставил ряд очень ярких и даже новаторских произведений в области политологии, актуальное значение которых сейчас постигается в полной мере его современниками.

Работа над подготовкой текста книги началась осенью 2013 года, то есть еще до трагических событий на Украине, когда важнейшие для концепции Вадима Цымбурского понятия, такие как "лимитроф", "буферные территории", "похищение Европы" приобрели политическую актуальность, до того момента, когда система "Россия – Европа" пережила очередную трансформацию и прошла сильнейшую проверку на прочность.

Сегодня многие идеи Цымбурского, которые при его жизни казались слишком смелыми и даже эксцентричными, постепенно становятся ключевыми для формирования того языка, которым Россия может описать свою новую геополитическую идентичность, определившуюся не только в ходе распада Советского союза, но и в результате испытания на прочность при посткрымском противостоянии с Западом. Можно сказать, в ситуации нового "стоянии на Угре", завершившегося как и первое "стояние" обретением Россией полного суверенитета и новой роли в мировом балансе сил.

Цымбурский в поздних своих работах предвидел возможность подобного развития событий, и сегодня его геополитическая концепция не только учит нас необходимости отстаивать цивилизационную самостоятельность, но также учит сдержанности и национальному самоограничению, без которых любая самостоятельность неизбежно вырождается в авантюризм.

Что касается политических взглядов Вадима Цымбурского, то, разумеется, они часто встречали и до сих пор встречают непонимание и даже протесты с разных стон – и справедливые, и беспочвенные. Но это нормально для крупного ученого, для любого крупного человека.

Очевидно и другое. В своих идейных исканиях Цымбурский всегда руководствовался интересами и благом России, полагая, что ответственному за свои слова и мысли политическому писателю морально недопустимо отрывать себя от общества и государства. Антигосударственный и антинациональный нигилизм Цымбурскому был чужд и враждебен.

Вадим Цымбурский надеялся, что его концепция "Острова Россия" сможет примирить умных либералов и умных патриотов образом новой, свободной и сильной страны.