Новый кабмин – ставка на «цифру»

Структура нового правительства России представлена 22 министерствами против 21 в предыдущем составе, а у премьер-министра будет десять заместителей вместо девяти.  В частности, Минобрнауки разделено на министерство просвещения и министерство науки и высшего образования.

Структурные изменения затронули и экономический блок правительства. Так, торговые представительства и их недвижимость переданы в ведение министерства промышленности и торговли. Раньше этим занималось министерство экономического развития. 

Обновленная структура   оптимальная, она пойдет на пользу и повысит эффективность работы правительства, заявил спикер Вячеслав Володин

Политик позитивно оценил решение разделить полномочия Минобрнауки между двумя отдельными ведомствами. «Министерство сейчас уже не только будет решать вопросы развития цифровой экономики. В самом названии это будет отражено; значит, это будет основной приоритет», — сказал Володин.

Володин также позитивно оценил решение передать Минпромторгу руководство торговыми представительствами РФ, так как ведомство и ранее отвечало за сферу торговли.

«Конечно, правильно, чтобы Росмолодежь и Рособрнадзор были непосредственно под правительством, потому что это повышает их статусность и говорит о приоритетах, которые правительство для себя определяет», — также сказал спикер Госдумы. 

Руководитель Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов указывает, что  изменения в структуре правительства  коснулись, по большому счету, научного блока и проблем цифровой экономики:

–  Понятно, что «игра в цифру» становится всё более реальной, и ожидания исполнительной власти от цифровизации становятся всё более и более масштабными. Разделение министерства образования на две части означает попытку  объединить высшую школу с наукой. В советское время было четкое разделение на образовательную часть и научную. НИИ  занимались наукой,  а высшая школа занималась преподаванием. Было много исключений, и советские профессора тоже занимались наукой, но определенная специализация была.

В этой схеме проблемы цифровой экономики выйдут на первый план. И переименование министерства означает, что эта тематика – одна из доминирующих, и на это делается особая ставка. Даже появился вице-премьер по этой тематике,  он будет соединять все усилия министерств в этой сфере.  Остается вопрос: стоит ли делать ставку только на «цифру»?

Тема модная, перспективная, многоотраслевая, касается это всех сегментов нашей экономки. Но на одной цифровизации вряд ли можно совершить прорыв.

Думаю, что  названия министерств – не главное. Здесь важны персоны, и важна бюрократическая мотивация. Рано или поздно придется заняться мотивацией управленческого звена и организацией производства. Были у нас в советское время и территориальный принцип, и отраслевой, и функциональный, и проблемный, сейчас – проектный.

Это всё здорово, но возникает фундаментальный вопрос, насколько наша бюрократизация нацелена на развитие и реализацию тех задач, которые обозначены в недавнем «майском» указе?  Возможно, необходима  управленческая реформа, о которой никто не говорит, включая и нового главу Счетной палаты Кудрина, который всё время призывает к  реструктуризации. А тут нужна не реструктуризация, а изменение фундаментальных принципов организации бюрократии. Это задача масштабная, но рано или поздно мы ею займемся.

А так, мы видим здоровый консерватизм в правительстве, изменений не так много, акцентировано внимание на проблемах цифровой экономики. Ставка логичная и современная; возможно, недостаточная; но если в этом направлении усилия дадут эффект, то уже будет хорошо.