Министр обороны Великобритании предложил России «платить и каяться»

Британский министра обороны Гэвин Уильямсон — это своего рода оживший мем и буквальное воплощение мечты любого российского лоялистского пропагандиста. В рунете давно шутили на тему того что программа наших филоамериканских политиков и активистов сводится к тому что россияне должны платить и каяться, а также каяться и платить — и парадоксальным образом именно такой подход к международным отношениям агентство Рейтер обнаружило в тексте выступления, которое британский министр обороны приготовил к сегодняшнему дню.

Ключевая мысль Гэвина Вильямсона даже в какой-то степени подкупает прямотой: за «аннексию Крыма, вмешательство в выборы США и отравление Скрипалей Россия должна заплатить».

Правда, в контексте недавней экспроприации венесуэльского золота, которое было неосторожно помещено официальным Каракасом на хранение в Лондоне, тема «оплаты» смотрится довольно двусмысленно.

Мысль о том, что Россию «наказали недостаточно» и что лично Владимиру Путину «не сделали достаточно больно» — уже несколько лет пользуется большой популярностью в среде американских и британских политиков, а также экспертов «мозговых центров», которые спонсируются американским и британским правительством.

Проблема этого когнитивного зуда заключается в том, что Россия — не Венесуэла, а в современных политических и экономических условиях провести по-настоящему эффективную, но безопасную для себя, карательную операцию Вашингтон и тем более Лондон могут только против соперников, которые сильно им уступают по весовой категории. Российский золотой и валютный запас — вне зоны досягаемости. Российская экономика — растет несмотря на санкции, а агентство Moody’s даже присвоило России кредитный рейтинг «авансом» — то есть подчеркнуло почти неизбежное введение новых американских санкций весной и все равно повысило рейтинг, указав тем самым на очень высокую эффективность российских контрмер.

Российское руководство сделало все, чтобы не повторять ошибок Венесуэлы в плане защиты нефтяного сектора от внешних воздействий: начиная от технологических трансферов и заканчивая усилением влияния на мировой рынок нефти через схему «ОПЕК+Россия».

Все вышеизложенное не является чем-то секретным, хотя и надо признать, что признавать высокую устойчивость России к внешнему давлению наши геополитические оппоненты не очень любят. Так чем же объясняется столь острая риторика британского министра обороны?

Можно предложить три возможных объяснения.

Первое: Гэвин Вильямсон пытается таким образом улучшить свой имидж и продемонстрировать что на фоне массовой политической импотенции правительства Терезы Мэй лично Вильямсон — сильный и жесткий политик.

Второе: министр обороны участвует в публичной кампании в поддержку массовой экспроприации активов россиян, которые допустили венесуэльскую ошибку — то есть хранят свои деньги, акции и отпрысков в английской юрисдикции. Вильямсон подчеркнул что сейчас границы между миром и войной — «размыты», а значит идея «заберем деньги у путинских олигархов в отместку за Крым и Скрипалей» может вполне сработать в современной британской политике.

Третье: министр обороны очень хочет денег, несмотря на Брекзит. В качестве единственного аргумента выступает российская угроза, «Крым и Скрипали». Возможно, все три объяснения отражают часть реальности, однако в любом случае то, что министр обороны ядерной державы мыслит столь недальновидным и мелочным образом — не может не печалить. России было бы очень желательно каким-то образом наладить продуктивный контакт с нынешним британским истеблишментом, но есть ощущение, что сегодня это вряд ли возможно.