Собчак, конечно, удобна для власти, но есть институциональные проблемы

Телеведущая Ксения Собчак объявила о выдвижении своей кандидатуры на пост президента Российской Федерации. 

«Меня зовут Ксения Собчак. Я выдвигаюсь на пост президента России», — говорится в сообщении на предвыборном сайте журналистки, адрес которого она разместила на своей странице в соцсетях.

Также в распоряжении газеты «Ведомости» оказалось письмо, в котором Собчак подробно рассказала о своем намерении, и, в частности, обозначила, что ее имя в избирательном бюллетене станет аналогом графы «Против всех», отмененной на федеральных выборах в 2006 году.

«Ксения Собчак в вашем бюллетене — это и есть графа “Против всех”», — говорится в письме.

Уже последовала официальная реакция на это заявление. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос телеканала «Дождь», отметил, что у Собчак есть шансы в политике, если она будет в своей работе опираться на волеизъявление граждан страны. При этом Песков отметил, что не знает политических убеждений Собчак.

Позже, отвечая на вопросы агентства ТАСС, Дмитрий Песков добавил, что «ни с Путиным, ни с администрацией президента Ксения это решение не согласовывала».

Глава коммуникационной компании «Минченко консалтинг», политтехнолог Евгений Минченко, отвечая на вопросы Политаналитики, также выразил уверенность, что у Ксении Собчак есть все шансы собрать вокруг себя протестный электорат:

— Мы еще весной описали в нашем докладе эту электоральную группу, которая может быть потенциальной мишенью Ксении Анатольевны. Я думаю, что это около 10%. Какую часть этого электората она соберет, напрямую будет зависеть от финансирования и качества избирательной кампании.

Насчет финансирования, думаю, что она может по примеру некоторых политиков заняться и краудфандингом, но, скорее всего, основные средства поступят из других источников.

И совершенно не важно, какие оппозиционные структуры ее поддержат или, наоборот, не поддержат, но логично бы было при таком раскладе создавать свой политический проект, как в свое время это делал Михаил Прохоров.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов  считает, что, если серьезно посмотреть на кандидатство Собчак, то в нем, конечно, масса тактических и конъюнктурных плюсов для власти. Но есть и две институциональных проблемы:

– Сначала о плюсах. Во-первых, на политической арене теперь появился кандидат, которому легко припомнить (или приписать) социал-дарвинистскую позицию и перенаправить КПРФ и ЛДПР на критику Собчак: вместо критики планов власти ввести софинансирование медпомощи, оптимизировать социальные льготы, повысить пенсионный возраст и прочие прелести следующего срока.

Во-вторых,  кандидатам КПРФ и ЛДПР, в свою очередь, дали долгожданный объект для критики и контрагитации (чем они только поддержат ее известность и, возможно, даже и рейтинг после очных дебатов), которого они явно заждались: ведь не Путина же им ругать, в конце концов

В-третьих, основной электорат Путина уж точно никак не перетечет к такому кандидату, даже если он сам за нее станет агитировать.

В-четвертых, вновь не успевшая объединиться «несистемная» оппозиция опять разъединяется, причем это происходит прямо сейчас, буквально «в прямом эфире».

В-пятых, при необходимости можно даже Григория Явлинского снова по подписям не зарегистрировать, как и в 2012 году.

В-шестых, с выдвижением Собчак возникает тема, вокруг которой  в течение нескольких месяцев будет ломать копья так называемая «творческая интеллигенция», некоторые представители которой успеют еще и подзаработать на своих комментариях.

Наконец, в-седьмых, к урнам для голосования пойдет молодежь, которую в ином случае было бы  не затянуть на избирательные участки.

А теперь о проблемах институциональных…

Если Собчак решено сделать основным «новым лицом» на президентских выборах, то это антиреклама только что запущенному проекту «Лидеры России» как институту подготовки и отбора будущих кадров (уж не говоря о губернаторских курсах «Прыгну со скалы»). Смысл послания, отправляемого властью участникам проекта примерно таков: «Вы, конечно, присылайте нам заявки и резюме с рассказом о своем образовании и управленческих успехах. Мы даже об этом расскажем на Первом канале. Но вот на выборах “новым лицом” будет человек, которого в массе своей люди всё равно не воспримут иначе, как “звездного ребенка” (уж про ее отца оппоненты всем напомнят) и “блондинку в шоколаде”».

Мне кажется, что выборы референдумного типа с заранее предрешенным (если в них участвует Путин) исходом стоило бы использовать для обновления партийной системы. С раскруткой и обкаткой будущих лидеров и для «Яблока», и для будущей объединенной левой партии на базе КПРФ и СР. Вместо этого пока кампания-2018 должна окончательно похоронить старые партийные бренды, ничего не предложив взамен.

У Прохорова в 2012 году хотя бы была история, пусть и короткая, похода в партийную систему. Да и после выборов он почти два года игрался в партию, след которой даже присутствует в нынешней Госдуме. У Собчак же за плечами из политического — годичное членство в Координационном совете оппозиции, благодаря которому власть тогда успешно порвала «болотную» смычку идеологически разных протестных групп.

Можно, конечно, считать, что Собчак — это «антиэлитный» и «антисистемный» кандидат для избирателя иррационального и что нас ждет зарождение условного российского варианта итальянского движения «5 звезд» или «Альтернативы для Германии». То есть эдакий дальновидный ответ Кремля на давно идущую на Западе волну подъема популистских и антиэлитистских проектов в политике.  Но вот только фамилия и биография для такого кандидата выбрана, мягко говоря, не самая удачная. Да и все эти западные аналоги сначала возникали как партии или движения, — и только потом их лидеры получали мандаты, а не наоборот.

Возможно, что Ксении Собчак имеет смысл использовать франшизу политической партии «Против всех».  А вот Алексею Навальному я бы точно посоветовал  перевернуть шахматную доску и пойти регистрировать свою партию. Благо штабы в половине регионов уже есть физически и их можно предъявить, а не как в 2013 году.