«Хиллари – фаворит предвыборной гонки»

Хиллари Клинтон официально заявила о своем намерении вступить в президентскую гонку. Это уже вторая попытка Клинтон побороться за пост президента США. Готова ли Америка к женщине-президенту и каковы у Хилари шансы на успех, рассказал российский политолог Борис Межуев.

Чисто психологически Америка готова к женщине-президенту, нет никаких проблем касаемо гендерного равноправия. Америка в этом плане, конечно, немного отстала от Европы, но движется в том же направлении. Нет ощущения, что имеются какие-то именно психологические проблемы, тем более, в последнее время в основном женщины занимали пост государственного секретаря, начиная с Мадлен Олбрайт, и Кондолиза Райс, и та же Хилари Клинтон. Если бы не определенные проблемы, нынешним госсекретарем была бы Сьюзан Райс. Поэтому и президентом США вполне может стать женщина.
Для Хилари Клинтон, если говорить о ее предвыборном ролике, сейчас главное – получить поддержку своей собственной партии, чтобы не было таких осложнений, которые были в прошлом году. Естественно, ей нужно сделать свой образ более приемлемым для левого избирателя, так как у нее есть некоторые проблемы с левым крылом демократической партии, которое совершенно справедливо упрекает чету Клинтонов в неком оппортунизме. Они начали свою политическую деятельность, как политики левого крыла демократической партии, в конечном итоге, в результате, в первую очередь, определенных тактических маневров, они оказались на правом фланге. Левые либералы очень подозрительно относятся к Клинтонам. Билл Клинтон оказался самым большим рыночником, самым правым президентом, потому что он провел определенные меры по регулированию банковского сектора, что, в конечном счете, привело к кризису 2008-2009 годов. Поэтому у Хилари сейчас стоит задача продемонстрировать некоторую левизну и показать, что в социальном и культурном вопросах, вопросах равноправия, отношения к меньшинствам Клинтон по-прежнему проявляет демократизм. 
В 2008 году основная критика Хилари республиканцами состояла в том, что она якобы социалистка, вся ее демонстрация того, что она отошла от радикальных идей молодости, это не более, чем дымовая завеса, что на самом деле она остается человеком, крайне враждебным по отношению к малому бизнесу и частному предпринимательству. Сейчас это говорить совершенно несерьезно, все понимают, что Хилари – человек, который субсидируется крупным бизнесом, гораздо крупнее, чем тот, который стоит за республиканцами. Это огромные корпорации, это Wall Street, это Hi-Tech, это сырьевые компании, кстати, не только американские. То есть очень крупный капитал, здесь никаким социализмом даже не пахнет. Очевидно, что Хилари правее, чем Барак Обама. Это что касается внутриполитических проблем. 
Также очень сложно что-то инкриминировать и внешнеполитически. За исключением Рэнда Пола, который будет бороться с Хилари Клинтон на внешнеполитической платформе, остальные кандидаты от республиканской партии занимают еще более «ястребиные» позиции. И упрекать ее в этом им как-то не с руки. В этом смысле есть некий шанс у Рэнда Пола по той причине, что он выгодно оттеняет «ястребиную» позицию Хилари. Если кандидатом от республиканской партии станет кто-то типа Джона Маккейна, конечно, не он сам, но тот, кто хоть как-то соотносится с его взглядами, типа Тэда Круза, например, то такому человеку будет очень сложно критиковать Хилари по внешней политике, если только за мягкотелость, но и ей она особо не грешит. Аргументов не так много, разве что критиковать ее лично: то она не тем аккаунтом пользовалась для личной переписки, либо за какие-то имущественные вопросы, либо за Бенгази и за убийство американского посла Стивенса в Ливии. То есть делать упор на ее отрицательном имидже, который есть, на неком антирейтинге, который тоже есть. 
В Хилари есть привлекательные черты, особенно для женского электората, но есть и негативные стороны, которые даже подсвечиваются Голливудом. Если вспомнить фильм «Исчезнувшие», никто и нигде не писал, что он как-то связан с кампанией Хилари Клинтон, но возникают определенные ассоциации, речь идет о женщине именно такого типа. Хотя, конечно, это не более чем гипотеза. Но все понимают, насколько она честолюбива, как она ненатуральна, изображая семейную идиллию, но, тем не менее, все покупаются на эту медийную картинку счастливой семьи. Даже в левом Голливуде есть неизбежное ощущение фальши этой семейной драмы и ее счастливого разрешения, то есть американскому зрителю преподносят мыльную оперу о жизни четы Клинтонов. Ощущение фальшивости семейной саги могут использовать республиканцы или левые демократы для того, чтобы «оздоровить» эту женщину, в отношении которой имеется много подозрений, среди которых «неженские» амбиции. И они могут быть пропедалированы конкурентами, правда, как это сделать, трудно сказать, скорее всего, есть некий запас компромата. 
Очень будет сложно республиканцам превратить выборы 2016 года в реальный идеологический спор. Если это будет не Рэнд Пол, как они построят избирательную кампанию против Хилари так, чтобы противопоставить ей какую-то внятную альтернативную программу, не знаю. Против Барака Обамы это сделать легко: взять все линии размежевания с Бараком Обамой у республиканцев по вопросам внутренней и внешней политики. В случае с Хилари это сделать будет очень сложно. Все может свестись к второстепенным вопросам, к обсуждению наследия Барака Обамы, и здесь, я не исключаю, будет определенная фора, потому что, как мы уже видим, наследие Обамы весьма неоднозначно. Оно неоднозначно отрицательно, от которого нужно отмежевываться, как это было на промежуточных выборах. 
Он сумел «продавить» свое собственное место, свое имя в истории, по крайней мере, демократической партии, и отречься от него Хилари будет не так просто, и я не уверен, что вообще стоит отрекаться. Иранская сделка и разрядка с Кубой будут, скорее всего, все-таки поставлены в заслуги Барака Обамы в будущем. И, тем не менее, она может попытаться смягчить антиизраильский курс , который выбрал Обама, и здесь она будет в форе, потому что она будет заметно мягче по отношению к Ирану и заметно требовательнее по отношению к Израилю, чем ее республиканские оппоненты. То есть она оказывается в положении третьего выигравшего. Республиканцам будет очень сложно, так как она слишком уж похожа на них, только как бы лучше. Не как персональный типаж, а как политическая оппозиция. И здесь я говорю не с позиции России, а с позиции американского избирателя. Она как бы то же самое, что и республиканцы, по крайней мере, 9/10 из них, но только спокойнее, умереннее, без конфликта с Европой, который почти неизбежно будет, если победит кто-то из нынешних республиканцев. В этом смысле у нее большие плюсы. 
Главное для нее сейчас – чтобы не было подобной подставы, как в 2008 году. Но, честно говоря, этот вариант маловероятен, я не думаю, что в демократической партии есть какой-то сильный конкурент. Пока она выглядит приоритетным кандидатом, и есть некая робкая надежда, что Джеб Буш, выдвинув себя в президенты, если он все-таки решится на это, несмотря на все ограничения, он сможет противопоставить Хилари Клинтон что-то более вменяемое, более спокойное и реалистичное без тех негативов, которые у нее есть. С другой стороны, и тут есть подстава для Джеба Буша и Хилари, так как очевидно, что они будут ассоциироваться с президентством Джорджа Буша младшего и Билла Клинтона. Если Клинтон остался в памяти, как достаточно удачливый президент, то Буш в памяти американцев, скорее, неудачлив. Этот фактор тоже, увы, играет роль. Поэтому Хилари, конечно, является фаворитом предвыборной гонки.