Громкий уход Ford и тихий приход Toyota

Если смотреть на любое национальное инфополе с точки зрения математики, то оно обладает так называемой «фрактальностью», то есть рассматривая один элемент можно понять свойства системы в целом, и зачастую эти свойства не могут вызвать никаких положительных эмоций. Если посмотреть на интерпретацию и реакцию на новость о решении американской компании Форд о выходе из России, то можно легко увидеть все свойства российского инфополя и медиа-среды, которая одну из ключевых ролей в создании специфической российской атмосферы тотальной безнадежности.

Первоначальный инфоповод выглядел следующим образом: «Американский автоконцерн Ford задумался о полном исходе с российского рынка — выходе из всех совместных предприятий и отказе от экспорта автомобилей в Россию. Однако рассматриваются и более мягкие варианты сокращения присутствия на российском рынке». Новость немедленно стала вирусной, а соцсети заполнились комментариями экспертов, которые соревновались в артистизме в плане продвижения тезиса «уход Форда — признак кризиса и бесперспективности российской экономики».

Наиболее высокоинтеллектуальные эксперты придумали даже более продвинутую версию, и объявили уход Форда признаком смерти российского среднего класса и повышения социального расслоения в России, причем эта версия позволяла одновременно объяснить хорошие результаты Автоваза и строительство новых мощностей Мерседес у нас в стране: на «жигулях» ездят бедные люмпены с условного Уралвагонзавода, а на «мерсах» — богатые чиновники, коррупционеры и силовики, а вот средний класс — якобы умер в объятьях «путинской стабильности» и убил спрос на автомобили средней ценовой категории.

Буквально через два дня в инфополе появились две интересные новости на ту же тему. «В Ernst & Young ждут роста российского рынка легковых и легких коммерческих автомобилей в 2019 году на 5%, в дальнейшем темпы роста будут ускоряться примерно на 1 процентный пункт в год», сообщает Коммерсантъ.

Вторая новость: «Автоконцерн Toyota подал заявку в Минпромторг на заключение специнвестконтракта (СПИК), компания планирует инвестировать в развитие производства в России 20 млрд руб. в ближайшие 10 лет, рассказал «Интерфаксу» представитель вице-премьера Дмитрия Козака

Очевидно, что эти инфоповоды просто рвут на части весь дискурс о коллапсе российского среднего класса и автомобильного рынка вместе с ним. Очевидно, что на этом фоне любое СМИ и любой эксперт, заинтересованные в сохранении хотя бы минимальной иллюзии объективности должны были бы посыпать голову пеплом и пустить в эфир сакральную формулу: «все не так однозначно!», попутно объяснив читателям и зрителям, что истерика — это плохо, а учет всех фактов при составлении своего мнения — это хорошо.

По понятным причинам этого сделано не будет, ибо это неинтересно и невыгодно никому. Это неинтересно условно оппозиционным СМИ и комментариату — ибо это ломает дискурс о загнивающей и порванной в клочья российской экономике. Это неинтересно условно провластным СМИ и комментариату — ибо не приносит кликов и лайков, а политического заказа на рациональное освещение российской экономики у них нет и скорее всего никогда не будет.

А потому не следует удивляться последствиям: когда у аудитории в голове абсолютно апокалиптическая картина мира и российской реальности, то запрос на появление на политической арене шарлатанов-популистов — это всего лишь дело времени. Время — прошло, запрос — сформирован.