ГОСДУМА VII СОЗЫВА УВЕРЕННО ДЕМОНСТРИРУЕТ РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ В РОССИИ

Фонд ИСЭПИ (Институт социально-экономических и политических исследований) совместно с Центром содействия законотворчеству представил новый «Рейтинг законотворцев» (здесь гиперссылка). Он посвящен содержательным и партийным трендам первой сессии Госдумы седьмого созыва.

Согласно результатам исследования, профилирующие темы собственного депутатского законотворчества в новом созыве связаны с повышением качества власти, законотворчества и парламентского контроля (10,5% от числа всех депутатских инициатив) и развитием партийно-избирательной системы и общественного контроля (9,8%).

Основные инициативы социально-экономического характера вносились поправками 2-го чтения в бюджет, а на уровне законотворчества «с нуля» заметны вопросы социальной поддержки граждан, семейной и демографической политики, здорового образа жизни.

В Госдуме VII созыва отмечен значимый рост доли консенсусного голосования, объединяющего все фракции, в специальном комментарии для Политаналитики отметил один из авторов исследования, глава Центра содействия законотворчеству Вадим Виноградов

– Первое, что надо помнить – прошедшая осенняя сессия Госдумы была очень короткая. У депутатов  не было так сказать «разгона», а у исследователей достаточно материала, что бы посмотреть. Но те  выводы, которые есть в исследовании, объективны, это то, что чувствуется в повседневной работе палаты.

Да, после внедрения новых требований к качеству законопроектной работы темпы законотворчества снизились: доля инициатив, внесённых депутатами, снизилась с 50% до 40%; доля принятых законопроектов уменьшилась на треть, несмотря на то, что впервые Госдума за одну сессию рассматривала две волны законопроектов о бюджетном процессе.

Обратил бы внимание на увеличение доли принятых правительственных инициатив. В этой части российская практика стала больше соответствовать ведущим западноевропейским стандартам. В странах развитого парламентаризма право законодательной инициативы, прежде всего, реализуется правительством. Даже вносится в среднем более двух третей законопроектов именно правительством, в некоторых странах и того больше (например, во Франции это около 80-90%).Среди принятых законопроектов процент правительственных еще выше в этих странах. Во многих государствах даже сама депутатской законодательная инициатива ограниченна: может внести законопроект только группа депутатов (часто по численности равная фракции), а не как в России, когда правом внести законопроект обладает любой парламентарий. Наше исследование показало, что наметился тренд по увеличению процента правительственных законопроектов и в России: доля принятых (в любом из чтений) законопроектов Правительства РФ выросла с 41% до почти 71%. Насколько этот тренд будет устойчивым — покажет время. Но, еще раз подчеркну, такая парламентская практика преобладает в развитых демократиях Европы (и не только — например, и в Японии), потому что именно правительство обладает намного большими материальными, информационными, организационными и кадровыми ресурсами, знанием деталей состояния дел в конкретной области, чем отдельный парламентарий или даже фракция.

Из проблем, отмечу то, что Госдуме VII созыва пока не удалось преодолеть практику ускоренного принятия законопроектов сразу во втором и третьем чтениях за один пленарный день. Доля таких случаев от общего числа принятых законов составила 50,9%, что лишь немного ниже показателя последней сессии Госдумы прошлого созыва, когда депутаты торопились выполнить законодательный план до начала предвыборных партийных съездов (56,9%). Однако теперь депутаты намного чаще утверждают в ускоренном режиме президентские, сенаторские и собственные законопроекты, а доля ускоренного одобрения правительственных инициатив сократилась до 45%. Удостоившийся вето Президента законопроект о системе «Контингент учащихся» также был принят депутатами по ускоренной процедуре в последний день сессии.

В первую сессию Госдуме VII созыва не удалось полностью избавиться от практики прошлых лет по существенному изменению концепции законопроектов в ходе второго чтения, что обычно случается при дефиците времени в конце сессии. Серьёзные концептуальные изменения или дополнения претерпели 6 принятых законов (5,5%), не считая законопроекты бюджетного характера.

С другой стороны, стало меньше саморекламы. В целом мы констатируем то, что депутаты стали заниматься более качественно законодательным процессом. Сейчас парламентарии воздерживаются от чисто пиарных законопроектов, сейчас это воспринимается как нечто, не соответствующее новым требованиям палаты.

Изменилась и форма реагирования большинства депутатов на события в стране и мире, которая раньше нередко заключалась в том, чтобы оперативно вносить новый законопроект (нередко, запретительного характера) после каждого резонансного события и подчас без должной его экспертной проработки.