Газовый триллер Европы: Макрону очень деньги нужны

Дипломатический триллер вокруг голосования по так называемой «Газовой директиве» Евросоюза — это показатель того, что Евросоюз в самом прямом смысле трещит по швам.

Для того чтобы понять насколько острой является эта проблема, нужно абстрагироваться от конкретного конфликта вокруг строительства «Северного Потока — 2» и посмотреть на ситуацию в целом, то есть увидеть ее во всей депрессивной полноте. Даже если рассматривать треугольник Берлин — Париж — Рим, и вынести за скобки Брекзит и вечно бунтующих лимитрофов, то в нем обнаруживается несколько принципиальных конфликтов.

С одной стороны Берлин и Париж пытаются подавить намечающиеся «восстание европейских популистов» и для этого им было бы крайне полезно сместить нынешнее итальянское правительство. С другой стороны римские популисты пытаются принудить Берлин к капитуляции по вопросам европейской бюджетной дисциплины (т.е. разрешить Италии влезть еще дальше в долги с риском спровоцировать общеевропейский банковский кризис) и одновременно они поддерживают «желтых жилетов» во Франции, что привело к тяжелейшем дипломатическому конфликту с администрацией Макрона.

Между Парижем и Берлином ситуация тоже напряженная, несмотря на то что Меркель и Макрон недавно с помпой подписали договор о дружбе. Макрону нужны деньги, эти деньги нужны для того чтобы кинуть подачки французским избирателям и чтобы «купить» поддержку элит других стран ЕС, которые не хотят вписываться в план Франции по радикальной централизации Евросоюза. Денег — нет.

Деньги можно одолжить, но инвесторы не дадут Франции даже центра на реализацию наполеоновских планов ее президента, справедливо полагая что денег им никто не вернет — ибо это явно не экономический проект. Из-за этого Макрон вот уже год продвигает идею общеевропейского долга, под которым следует понимать схему «Макрон тратит на свои амбиции деньги, которые одолжили под гарантии Меркель». Для Берлина такой план неприемлем, а французского лидера терзают собственные геополитические амбиции, низкие рейтинги и протесты «жилетов».

В этом контексте становится более понятным резкий разворот французской позиции по проекту европейской директивы, которая фактически заблокировала бы «Северный поток — 2». Макрон, судя по всему, был готов нанести огромный финансовый ущерб главной французской энергетической компании Engie (со-акционеру Северного Потока — 2) только ради того, чтобы найти эффективную точку давления на правительство Меркель. По последним данным AFP попытка фактически сорвалась в том смысле, что немецкая и французская делегации в Брюсселе, смогли прямо в день голосования по «газовой директиве» (голосование еще не проведено) пришли к компромиссному решению, которое позволяет Франции сохранить лицо после демарша, а Германии спокойно строить газопровод дальше.

Если данные AFP верны, то директива будет принята, но ее текст будет изменен таким образом чтобы Германия сохраняла контроль над правилами, которые применяются к «Северному Потоку — 2». Локальный дипломатический и энергетический кризис — скорее всего, был потушен. Однако фундаментальные проблемы никуда не делись и следующее обострение внутриевропейских конфликтов — только вопрос времени. Один из таких конфликтов неизбежно станет для ЕС последним.