ЕСПЧ присудил, Россия заплатит Навальному: почему так

Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворила жалобу Алексея Навального, связанную с его задержаниями на несанкционированных митингах.

Суд обязал Россию выплатить заявителю 50 тысяч евро за моральный ущерб, 1025 евро — за материальный, а также 12 тысяч 653 евро за судебные издержки.
При этом Минюст РФ уже пообещал вовремя выплатить компенсацию Алексею Навальному, то есть в течение трех месяцев он должен получить деньги.

Следует признать, что история с Навальным в частности и с ЕСПЧ в целом, чем дальше, тем больше превращается в цирк.

Судя по всему, у российской власти есть представление о полезности Навального для отечественной политической системы. Он одновременно выполняет две важные функции: канализирует в безопасное для страны русло деструктивный протест и одновременно дискредитирует его в глазах общества. С этим, скорее всего, и связаны многочисленные «несуразности» в отношении к нему государства, вроде нескольких условных приговоров подряд и свободные выезды за границу.

К нынешней ситуации это относится в полной мере. Как известно, с 2015 года действует решение Конституционного суда, что «Россия в порядке исключения может отступить от исполнения возлагаемых на неё обязательств, если такое отступление является единственным возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов», и за прошедшее время уже накопилось некоторое количество прецедентов данного подхода.

Нет ни малейших сомнений, что Россия точно так же спокойно могла бы не исполнить решение ЕСПЧ по Навальному, если бы Москвой было принято такое решение. Но вверх взяли иные политические соображения.

Однако в этой ситуации даже более важным представляется иной – более общий – аспект происходящего.

В данный момент Россия находится в переходном периоде. Этап приверженности международному праву и признание его безоговорочного примата над российским законодательством остался, к счастью, в прошлом. Собственно упомянутое решение КС по поводу ЕСПЧ действительно стало прорывом для России в этом смысле.

Ныне наша европейская политика пытается сидеть на двух стульях: здесь играем, здесь не играем, а здесь рыбу заворачивали. Позиция понятная. Не так-то просто отказаться от установок, которые были базовыми идеями и идеалами в течение нескольких десятилетий. Да и мысль «что станет говорить княгиня Марья Алексеевна?», то бишь Запад, по поводу очередного отхода России от «базовых демократических институтов и процедур» тоже, видимо, играет свою роль. Хотя, казалось бы, за последние годы пора бы было уже и освободится от данных стереотипов.

Тем не менее, ситуация по-прежнему остается двойственной.

Но это не сможет продолжаться бесконечно, и, в конце концов, Москве придется сделать решающий шаг в признании примата национального права над международным, включая полный отказ от исполнения решений ЕСПЧ. И представляется, что радикальное решение в данном случае было бы эффективнее, нежели нынешний подход резать хвост по кусочку.