Додо заклевали. Об имперской любви к Украине

Под Новый год случилась — и прошла незамеченной — очередная история о российском бизнесе на Украине, достойная стать темой политико-сатирического фарса – типичная, смешная и очень, так сказать, украинская.

За пару дней до праздника создатель Dodo Pizza Федор Овчинников поделился в своем Facebook «радостной и удивительной новостью» – запуском франшизы на Украине.
Однако радость была недолгой. Уже буквально на следующий день там же, в своем аккаунте в социальной сети, он сообщил о своей тревоге по поводу того, что их украинский партнер и его жена получили угрозы за сотрудничество со страной-агрессором.

Там же Федор рассказал о своей глубокой любови и привязанности к Украине, о сентиментальных воспоминаниях о тех временах, когда проводил школьные каникулы в украинской деревне, «где вообще не говорили по-русски».

Эти события открыли портал в параллельное измерение, в котором обитает ныне Украина и ее политическая жизнь. Сам Федор Овчинников подвергся нашествию украинских патриотов (как реальных, так и многочисленных ботов), которые популярно и в весьма красочных выражениях объяснили ему, что они думают про российских украинолюбов и куда они должны пойти со своей любовью. Что касается украинского партнера Dodo Pizza, то угрозы в его адрес превратились в массированную кампанию травли.

Результат оказался закономерным – и ставшим привычным за последние годы.

Спустя еще несколько часов от идеи открытия Dodo Pizza в Запорожье отказались. Но это, разумеется, не изменило нежного отношения Федора Овчинникова к Украине, о чем он сообщил опять-таки в Facebook.

По поводу этой истории можно сказать, конечно, многое. И про неизбывное стремление либерально-оппозиционной российской общественности добиться взаимности в чувствах от Украины. И про аналогичное стремление части отечественного бизнеса вкладываться в крайне высокорисковую и откровенно токсичную для предпринимательства (тем более российского) территорию. И про их упорство в этих желаниях, несмотря на то, что со стороны Украины и ее патриотов они за свои попытки неизменно подвергаются разнообразным и весьма изобретательным унижениям и оскорблениям, как в реальности, так и в интернете.

Отдельного рассмотрения, безусловно, заслуживают многочисленные украинские теории заговоров по поводу упорно лезущих к ним миловаться «москалей», которых прямо обвиняют, что на самом деле они являются агентами Кремля. Не стал исключением и данный конкретный случай – отдельные представители Украины в нем разглядели желание открыть «агентурную сеть этих *непечатно* пиццерий».

Но хотелось бы обратить внимание на еще один момент этой, да и других подобных историй. Кстати, эту особенность совершенно верно подмечают сами украинцы, что вызывает в них дополнительное отторжение.

Интонация и Овсянникова, и других объясняющихся в любви к Украине россиян в подобных ситуациях выглядит откровенно заискивающей, ищущей расположения – особенно в моментах, когда они говорят о чудесных украинских селах, вкуснейшей кухне, изумительно красивом языке, чудесно мелодичных песнях и т.д. и т.п.

Однако, как точно чувствуют украинцы, это заискивание сверху вниз, снисходительность взрослого к маленькому ребенку, представителя высокой цивилизации к аборигену первобытного племени: «Байки про «украинские деревни», в которых он пил «крепкий алкоголь белого цвета и мутный» — господи, да ты издеваешься над нами? Ты не знаешь слова «самогон», серьёзно? Что за бред. Давай напиши ещё, что очень нравится тебе суп из свекольного корня красного цвета, который туземцы едят с маленькими такими хлебцами, ведь ты один из нас, ты такой же как мы».

По сути, даже проукраинские россияне действительно являются – как открыто, так и бессознательно – носителями пресловутой «имперской культуры и идеи превосходства», что по понятным причинам до крайности раздражает носителей украинской свидомости, за что и следует соответственное – максимально унизительное – обращение с ними.

Причем самое смешное, что это справедливо в глазах и свидомых украинцев, и самых державно настроенных россиян.