День голосования в регионах: теперь видно, где власть расслабилась

84 избирательные кампании завершились в 52 субъектах России — таковы главные цифры Единого дня голосования, прошедшего по всей стране 9 сентября 2018 года.
В 26 регионах выбирали глав, в 16 – депутатов законодательных собраний, в 12 – депутатов административных центров, в 8 – глав административных центров. Состоялись выборы в 15 органов местного самоуправления. В одномандатных округах выбрали семерых новых депутатов Госдумы.

В трех регионах: Дагестане, Ямало-Ненецком автономном округе и Ингушетии глав избирали законодательные собрания. Соответственно Владимир Васильев, Дмитрий Артюхов и Юнус-бек Евкуров получили подавляющее большинство голосов депутатов.
В остальных случаях — голосовали все желающие граждане. Средняя явка по стране составила около 40-42%.

В Хабаровском и Приморском краях выборы губернаторов не завершены. Там пройдет второй тур.

В Хабаровском крае действующий глава региона Вячеслав Шпорт и депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал набрали примерно одинаковое количество голосов — по 35%.

В Хакасии также, скорее всего, будет второй тур, в котором примут участие действующий глава республики Виктор Зимин и глава рескома КПРФ, депутат горсовета Абакана Валентин Коновалов.

Неудачное выступление как минимум трех действующих губернаторов накладывается на трудности, с которыми столкнулась «Единая Россия» в ряде регионов на выборах в местные парламенты. Так, в Иркутской области ЕР смогла набрать только треть голосов по партспискам, уступив КПРФ.

Компартия лидирует также и на выборах в заксобрание Ульяновской области. По итогам обработки 80% протоколов она набрала 37,02% голосов. «Единая Россия» получила 32,11%, ЛДПР – 14,31%, «Коммунисты России» – 5,87%, у«Справедливой России» – 4,33% голосов. В заксобрание региона будут избраны 36 депутатов: 18 по одномандатным избирательным округам, еще 18 – по партийным спискам.

С небольшим отрывом «Единая Россия» победила на выборах в парламент Забайкальского края. По результатам обработки 99% протоколов партия получила 28,31% голосов избирателей, КПРФ – 24,65%, ЛДПР – 24,56%, «Справедливая Россия» – 8,94%, Партия пенсионеров России – 6,05%.

Анализируя ситуацию, политолог Дмитрий Фетисов отметил, что неоднозначные результаты партии власти легко объяснимы:

— Выборы показали, что там, где велась работа, представители ЕР одержали победу. Там же, где региональные отделения ЕР и главы регионов не учли фактор протестных настроений и провели слабые кампании, их ожидал проигрыш. Ключевым фактором является то, что ни КПРФ, ни СР, ни ЛДПР не смогли вписать протест по пенсионной реформе в свои избирательные кампании, и их победы — не результат их работы, а подарок для них, оформленный в виде голосования против ЕР.

Политолог Аббас Галлямов так же видит одним из факторов проблемы то, что ЕДГ состоялся практически сразу после ряда заявлений по пенсионной реформе:

— Очевидно, что основная проблема властей связана с двумя факторами. Первый — непопулярная пенсионная реформа, второй — общий запрос на обновление, который вступил в противоречие с запросом на стабильность.

Проголосовав полгода назад за Владимира Путина, люди удовлетворили второй запрос, а теперь пришло время удовлетворять первый. Не случайно в трёх регионах из четырёх, где кандидаты от власти не смогли победить в первом туре, речь идёт о губернаторах, которые правят уже давно. Новые же врио победили практически повсеместно. Во многих случаях люди голосовали за оппозиционеров, обладавших нулевой стартовой узнаваемостью и не ведших активной кампании. Избиратель голосовал просто за новые лица.

Есть ещё один фактор: кремлевская установка на отказ от фальсификаций и на честные победы, которая начала внедряться в регионах сразу после «болотных протестов» 2011 года, привела к тому, что откровенно подкручивать результат власти в некоторых местах уже боятся.

Политолог Ростислав Туровский выход во второй тур объясняет следующими факторами:

— Вторые туры на губернаторских выборах этого года связаны не столько с силой оппозиционных кандидатов, сколько с технологическими просчетами и чрезмерной самоуверенностью ряда губернаторов.

Примечательно, что с проблемами столкнулись не столько новички, сколько казалось бы опытные главы, имеющие опыт успешных побед, — Шпорт, Зимин и Орлова. Но им в непростой социально-экономической ситуации не удалось убедить общество в перспективах развития регионов под своим руководством. В этих регионах было и немало публичных скандалов, не получивших должной реакции и внимания со стороны губернаторов.

В итоге главы переоценили свой опыт и влияние, и их урок состоит в том, что сейчас требуется предельное внимание к усложнившейся общественной повестке, нет лавров, на которых можно почивать, и нельзя допускать просчеты в работе с электоратом.

Из новых губернаторов наименее убедительным оказался Тарасенко, что тоже связано со сложной общественно-политической ситуацией в крупных регионах Дальнего Востока.

Но все же его результат гораздо выше, чем у опытного, казалось бы, Шпорта. Таким образом — проблемы сейчас возникают прежде всего у той части старого губернаторского корпуса, которая не научилась адаптироваться к меняющейся общественной ситуации и прозевала работу с общественностью.