Декриминализация закона «о репостах»

Госдума приняла в первом чтении резонансные законопроекты, которые частично декриминализируют ответственность за действия с признаками экстремизма в интернете. Проще говоря, из УК убирается наказание за лайки и репосты.

Инициатива была внесена в Госдуму главой государства. Изменения, по словам спикера Госдумы Вячеслава Володина, позволят исключить наказание за неосторожную, но не представляющую серьезной опасности публикацию в интернете. Володин напомнил, что предложений было много, однако президент страны в итоге выбрал такой вариант решения проблемы с правоприменительной практикой, который поддержали все политические фракции Госдумы.

В комментарии журналистам спикер назвал принятие этих поправок «примером для наших зарубежных коллег, у которых действуют более жесткие санкции за неосторожные публикации в социальных сетях».

Алексей Мухин

Из-за крайней информатизированности российского общества, любые движения в сфере регулирования правил поведения в Интернете и особенно в социальных сетях воспринимаются российским обществом крайне нервно и эмоционально. Аудитория располагает именно к такой моделью поведения.

По понятным причинам, первый имиджевый удар приходится на депутатский корпус в случае, если проводятся некоторые ограничительные меры. Госдума, воспринимая эти народные «чаяния», пытается соответствовать тренду и в случае, если есть возможность, что называется, ослабить гайки. Потому что, в конце концов, депутатский корпус – это народные избранники. И они тоже пользуются интернетом, соцсетями, некоторые из них даже весьма активны там.

По понятным причинам, ГД в этой связи выступает как очень тонкий механизм, реагирующий на общественное мнение и, благо, имеет такую возможность. Здесь нет заботы о внешнем имидже палаты, потому что ее статус в принципе, уже закрепился. Но на нынешнем примере в очередной раз прослеживается желание быть более социально ориентированными и вести социальную политику. Потому что ГД – государственный конституционный орган, а государство по Конституции у нас социальное. Поэтому палата старается соответствовать этому статусу и действовать в этом направлении. Здесь ничего удивительного нет. Было бы удивительно, если бы ГД вела репрессивную политику, в том числе в соцсетях, в интернете и так далее.

Для этого есть другие органы, которые тоже обладают правом законодательной инициативы – правоохранительные органы, спецслужбы и так далее. Цель ГД – компенсировать подобного рода угрозы и находить баланс между ограничениями и свободой. А это и есть свидетельство зрелости законодательного корпуса.

И роль руководства Госдумы в этом случае велика. Потому что именно руководство нижней палаты парламента внимательно следит за тем, чтобы соблюдались интересы населения не в ущерб национальным интересам и интересам государственных органов. То есть проведение линии между ограничениями и свободой контролируется как раз руководством ГД. На мой взгляд, этот контроль на данном этапе достаточно эффективен.

И косвенным доказательством этому является то, что серьезных претензий к деятельности депутатского корпуса и к руководству ГД в последнее время даже со стороны оппозиции предъявляется крайне мало.