Что на самом деле Путин делал в Сербии

Даже забавно, насколько по-разному оказался воспринят в России и на Западе вчерашний короткий визит Владимира Путина в Сербию.

У некоторых он вызвал даже некоторое недоумение. Зарубежные поездки российского президента обычно куда более насыщены и предполагают конкретный результат. А тут создалось впечатление, что Путин слетал в Белград, чтобы вручить своему коллеге орден Александра Невского, получить в подарок щенка, символически завершить мозаику в храме Святого Саввы и поговорить с Эмиром Кустурицей.

Формально «деловой» частью визита стало подписание ряда документов, но все они носят заведомо второстепенный характер, вроде новых небольших контрактов по поставке вооружений и меморандума о сотрудничестве между университетом нефти и газа им. Губкина и АО «Нефтяная индустрия Сербии». Это очевидно не тот уровень, на котором обычно проходят визиты Путина.

Также лидерами двух стран был сделан ряд заявлений. Путин заявил о готовности продлить «Турецкий поток» до Сербии и допустил российские инвестиции в размере 1,4 миллиарда долларов для этого. Кроме того, российский лидер прокомментировал создание армии Косово, назвав это провокацией.

По сути, самым ярким событием визита стали многие тысячи людей (говорят о 130 тысячах), собравшихся около церкви Святого Саввы, чтобы поприветствовать Владимира Путина.

Но в любом случае деловая насыщенность визита даже близко не стоит с привычным для российского президента уровнем, что и вызвало вопросы: а зачем он вообще туда летал?
Но вопрос этот, по сути, риторический, поскольку ответ на него очевиден – во всяком случае, для двух стран: затем что это Сербия.

Президент России, к которому выстраивается длинная очередь визитеров из самых влиятельных людей мира, выкроил время и специально прилетел на несколько часов в Белград, чтобы подчеркнуть всю особенность связи, что уже веками существует между огромной великой державой и маленькой страной на Балканах. Это оказался подчеркнуто символический жест – без актуальной повестки и судьбоносных решений. Его пригласили – он приехал.

И в России именно так – как само собой разумеющееся – он и был воспринят.
Однако для Запада этот ответ, разумеется, неприемлем. Так что европейские СМИ полны версий, что на самом деле было нужно Путину в Белграде.

Например, британская Times предполагает, что это может быть связано с текущими переговорами между Сербией и Косово об обмене спорными территориями. В целом Западу эта идея не нравится, но в декабре ее поддержал Дональд Трамп. В результате, по мнению газеты, Владимир Путин может воспользоваться выгодным для себя прецедентом, который потенциально может быть применен к украинской ситуации. Зачем для этого российскому президенту нужно было лететь в Белград, издание не уточняет, но без сомнений в представлении Times это все очень логично.

В этой ситуации, возможно, стоило бы порекомендовать представителям Запада посмотреть на прошедший визит сквозь призму «загадочной русской души». Однако, как показывает опыт последних лет, это бесполезно. Все равно в итоге все будет списано на сложносочиненное российское коварство, которому обязательно найдут подтверждения в будущих успехах России.