Большой театр российско-турецких отношений

Владимир Аватков, с.н.с. Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, директор Центра востоковедных исследований

Вся жизнь – игра, все люди в ней – актеры. Российско-турецкие контакты не исключение. Они смогли за свою историю пройти через все этапы – от трагедии до комедии. Сегодня Москва и Анкара вновь в статусе (стратегических?) партнеров. Два государства, имеющие немало воин за спиной, всегда на переломных этапах оказывались перед выбором, и чаще всего делали неверный шаг, погружаясь в создаваемое англосаксами болото взаимных претензий.

Сегодня после охлаждения отношения вновь переживают потепление, а лидеры России и Турции после длительных переговоров погружаются в вечное, изучая глубины гуманитарного в Большом театре. Символично, особенно – в контексте имеющихся целей и задач, стоящих на повестке дня.

После сбитого военного самолета и убийства российского посла А.Г. Карлова многим казалось очевидным, что очередной переломный этап упущен, и государства перейдут к традиционному историческому соперничеству. Как показала практика, не в этот раз.

Два народа всегда шли похожими дорогами – к примеру, вестернизация и концентрация на себе чередовались одновременно. Сегодня и Москва, и Анкара идут своей дорогой, не подчиняясь навязываемому господству США в мире. С Россией в этом плане все очевидно – она обладает необходимыми ресурсами мировой державы и способна проводить независимую политику.

Сложнее с Турцией – Эрдоган, конечно, заявляет, что «мир больше пяти» членов Совбеза ООН, бросая вызов сложившейся международной системе, но нуждается в поиске новых ресурсов и направлений развития. В этом контексте для Анкары крайне важны контакты с Москвой, которая – скорее вольно, чем невольно – способствует укреплению Турции как одного из акторов полицентричного мира.

Здесь, в первую очередь, речь должна идти об экономике. 25 млрд долларов торгового оборота (при цели увеличить его до 100 млрд), переход на торговлю в национальных валютах, создание инвестиционного фонда – вот лишь небольшая часть того, что было на повестке дня президентов России и Турции 8 апреля.

Благодаря российским энергетическим проектам Турция, не будучи богатой энергоресурсами, постепенно получает все больше газа по выгодным ценам и постепенно приобретает потенциал страны-хаба по транспортировке энергоресурсов в Европу. Это, наряду со строительством Росатомом атомной станции Аккую, позволяет Анкаре держаться уверенно на плаву, реализуя имеющиеся задачи.

Как было отмечено на встрече президентов двух стран 8 апреля, запуск первого энергоблока Аккую предполагается в 2023, когда Турция будет праздновать столетие основания Республики. Это, бесспорно, прибавит дивидендов правящей элите, а комплиментарность и символичность – залог успеха на Востоке.

К слову, Анкара считает себя скорее Западом, чем Востоком, однако обладает скорее восточным складом политической культуры, пусть и при наличии западных элементов. Будущее же будет за осознанием себя евразийской державой, и в этом контексте между Россией и Турцией может возникнуть еще больше общего.

Поставки вооружений, судя по заявлениям лидеров, будут только расширяться, две страны прочно встали на путь сотрудничества в этой сфере, несмотря на протесты Запада. Впрочем, тут есть резонный вопрос – надолго ли? Анкара хочет надолго, но у Вашингтона другие планы, и его влияние не стоит недооценивать.

Сотрудничество в области безопасности – это не только поставки вооружений, но и взаимодействие в Сирии. Как отмечал министр иностранных дел Турции, там сейчас важны не слова, а дела, то, что происходит «в поле». Здесь у Анкары и Москвы есть общее желание побороть терроризм и прекратить поток беженцев в Турцию и Европу, не допустить движения различных групп через Кавказ в Россию. Турция уже демонстрирует успехи в плане гуманитарной политики и переселения на освобожденные территории.

Дело за «малым» – разобраться с последними оплотами терроризма на севере, с тем, кто там террорист, а кто нет, а также помочь сирийскому народу с построением светлого будущего. Тут переговоры идут не просто, но Россия известна тем, что учитывает интересы и ценности всех партнеров, в отличие от Вашингтона, скажем. В этом и кроется успех политики Москвы в ближневосточном регионе.

Но все же вернемся к началу. Не зря два лидера пошли в Большой театр после переговоров. Это – символичное открытие перекрестного года туризма и культуры. Но это и – ключевая задача на сегодня: искать пути сотрудничества в самой чувствительной сфере – гуманитарной. Так, чтобы в Большом ставили турецкие постановки, а по всей Турции можно было найти побольше российского, которого часто не хватает при наличии спроса.

Любое столкновение нужно переводить в поле сотрудничества – так и только так нестандартно можно выходить из самых сложных ситуаций и двигаться вперед.
Нет, не стоит забывать о пантюркистских устремлениях отдельных элементов политической системы Турции. Нельзя забывать и о том, что главный «конек» Анкары во внешней политике – «мягкая сила». Но стоит, в первую очередь, делать акцент на вопросе, что мы делаем там, и тогда, при равенстве активностей, все встанет на свои места, возникнут естественным путем «красные линии».

Несмотря на расширение количества и качества проводимых мероприятий, есть большой вакуум в гуманитарной области сотрудничества России и Турции. На его заполнение в том числе и нацелен перекрестный год культуры и туризма. В этой связи очень важно сформировать стратегию и проводить мероприятия не бездумно, а исходя из нее, с акцентом на результат. У Москвы здесь больше возможностей, но их необходимо грамотно использовать и действовать наступательно.

Сирия, С-400, Турецкий поток и Аккую – часть твердой основы сотрудничества, та часть, которая вызывает раздражение у американских партнеров, не привыкших видеть Анкару независимой. Придется смириться или что-то менять. Вот об этом втором сценарии не следует забывать в эйфории от успехов. Да и вообще – доверять в мировой политике не стоит, а в отношении отдельных государств – следует разрабатывать даже самые невообразимые сценарии, учитывающие и интересы, и ценности.

Испытаний в российско-турецких контактах пройдено немало, в краткосрочной перспективе сложатся контуры будущего в плане отношений между двумя государствами в новую эпоху. Стратегическое мышление нужно даже – если не сказать «в первую очередь» – в плане Большого театра. Большая игра вокруг Турции идет, главное – правильное течение и верное окончание этой постановки.