Большая пресс-конференция президента: Путин за политическую конкуренцию и эволюционное развитие

В Москве прошла тринадцатая по счету большая ежегодная пресс-конференция Владимира Путина. На нее было аккредитовано рекордное число российских и иностранных журналистов. Внешняя и внутренняя политика страны, предстоящие выборы главы государства, экономика, пенсии, проблемы регионов — вот основные темы разговора президента с представителями СМИ.

Портал Политаналитика выбрал несколько наиболее важных проблем, которые поднял Владимир Путин, и попросил экспертов прокомментировать его тезисы.

С самого начала Путин определил свое отношение к марту 2018 года. На вопрос, зачем он опять идет на выборы и какова его миссия, он ответил, что Россия должна быть устремлена в будущее, а политическая система ее должна быть гибкой и сбалансированной. А такая система невозможна без конкуренции.

«Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать. Хотя должен неожиданно Вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же, как и экономическая, должна быть конкурентной. И, конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле», – ответил президент на вопрос, не скучно ли ему идти на выборы в одиночестве и почему в России до сих пор нет «политика № 2».

Первый вице-президент Центра политических технологий, политолог Алексей Макаркин не уверен, что президент подразумевает политическую реформу:

– Думаю, это будет, скорее, создание конструкции, которая должна обеспечить стабильность политического режима без опоры на рейтинг Путина. Сейчас опора политического строя – это рейтинг конкретного человека. Так что, это является и ресурсом, и проблемой одновременно, ведь по действующей Конституции следующий срок — последний. Там, конечно, возможны какие-то изменения в Конституции, но это уже будет напоминать центральную Азию, а президент, наверное, хотел бы этого избежать.

Более того, увеличение срока полномочий до 6 лет было проведено при президентстве Дмитрия Медведева, то есть делалось не для себя; по крайней мере, так это позиционировалось в публичном пространстве. Поэтому продление срока не является сейчас приоритетным вариантом. А раз не является приоритетным вариантом, значит, надо понимать, что дальше делать. Я не уверен, что речь будет идти о стимулировании конкуренции; скорее, речь будет идти о том, чтобы выстроить конструкцию «а-ля Дэн Сяопин».

Много слухов ходит о возможности создания какого-то нового органа. Время для этого будет – следующий срок. Но опять таки, если мы посмотрим на тот же китайский опыт, о котором мы сейчас довольно много говорим, то там политическая борьба идет под ковром, а внешне все члены ЦК КПК демонстрируют нерушимое единство. Эксперты их подразделяют на какие-то группы влияния (что, между прочим, свойственно и России).

Поэтому китайский вариант — это как раз ограничение, сдерживание конкуренции, введение ее в рамки, так сказать, внутрипартийной аппаратной работы. Путин идет самовыдвиженецем. Роль «Единой России» вряд ли увеличится, то есть из ЕР компартии Китая не получится.

Есть модель управляемой конкуренции в Иране, где есть духовно-политический руководитель страны – рахбар, такая должность, которую сейчас занимает Али Хосейни Хаменеи. И рахбар избираем, но не сменяем. Хаменеи занимает эту должность с 1989 года, и при этом существует открытая политическая конкуренция, но регулируемая рахбаром.

Если говорить о президентских выборах, то на президентство неформально дается 2 срока по 4 года, что в общей сложности составляет 8 лет. И раз в 8 лет это очень серьезная избирательная компания, раз в 8 лет это реально конкурентная, драматическая избирательная кампания.

Но и между ними, когда президент идет на второй срок, избирательная кампания тоже носит весьма непростой характер. Когда президент уходит и речь идет о том, кто будет следующим, то тут уже борьба идет очень серьезная, и, кстати, далеко не всегда угадывают, кто же выиграет. И там есть случаи, когда выигрывал кандидат, который считался аутсайдером. Вот такая система есть, но надо сказать, что эта система основана не только на духовном авторитете рахбара, но она основана на идеологии, то есть все кандидаты признают Иран исламской республикой, признают основные положения и учения Мусави Хомейни, который основал эту республику в 1979 году, и все те, кто находится вне этого консенсуса, не имеют права участвовать в этой избирательной кампании. То есть это не просто политический и прагматический консенсус, это, как мы видим, консенсус, основанный на религии, то есть здесь есть серьезные элементы теократии. Вот в рамках этой теократии возможна реальная конкуренция.

На Россию это также не похоже. У России, наверное, будет свой вариант, но все-таки вряд ли с сознательным стимулированием конкуренции.

Президенту пришлось продолжать тему конкуренции, отвечая на вопрос журналистки «Дождя» Ксении Собчак (которая перед пресс-конференцией посетовала, что имеет возможность обсудить с Путиным актуальные проблемы только в этом качестве).
Сославшись на отказ ЦИК регистрировать Алексея Навального в качестве кандидата, Собчак заявила, что оппозицию либо не пускают на выборы, либо создают ей проблемы. «Означает ли это, что это лично Вы, Владимир Владимирович, даете такие указания, потому что боитесь Навального?» — спросила Собчак.

Путин задал встречный вопрос: «Вы хотите нового Майдана?»
«Оппозиция должна выйти с ясной, понятной программой позитивных действий. Вот Вы идете «против всех». А что Вы предлагаете?» — спросил Путин. Он отметил, что, если у оппозиции нет программы и она придет к власти, то это приведет к тому, что в России будут «майданы», а по улицам будут бегать «саакашвили».

Президент дал понять, что идея конкурентной политической системы ему близка и он постарается сделать так, чтобы шанс получили даже те, кто сейчас не может принимать участие в выборах, считает директор Центра политического анализа, политолог Павел Данилин:

— Это означает, возможно, либо снижение, либо снятие муниципального фильтра, о чем многие говорят. Я противник выборов губернаторов, но если вопрос о выборах стоит, то муниципальный фильтр здесь является серьезным препятствием.

Второе, необходимо стимулировать партии к участию в муниципальных выборах, что они до сих пор делают неохотно. А стимулирование их таким образом – это стимулирование партийной конкуренции. И, возможно, это надо делать вплоть до исключения партий из реестра, если они не участвуют в выборах в течение какого-то времени. То есть не стоит думать, что это будет очень легко для оппозиции. Ей придется серьезно поработать самим, чтобы эта конкуренция стала реальной.

Ну, а что касается Навального, то понятно, что в ближайших выборах он принимать участия не будет. Какие бы предложения президент ни внес в Госдуму, преступникам, имеющим судимость, никто не будет давать возможность попадать в политику. Как правильно сказал сам президент, мы этого уже навидались в 90-е.

Один из самых актуальных политических вопросов, интересовавших публику с того момента, как Путин объявил о готовности баллотироваться, — в каком качестве президент пойдет на выборы: как самовыдвиженец или партийный кандидат?

Владимир Путин, наконец, дал однозначный ответ: «Это будет самовыдвижение. Но я, конечно, очень рассчитываю на поддержку тех политических сил, как бы они ни были организованы в стране (в партии, в общественные организации), которые разделяют мой взгляд на развитие страны и доверяют мне. Я очень на это, разумеется, рассчитываю. И вообще рассчитываю на широкую поддержку граждан».

Политолог Дмитрий Фетисов констатирует — главная политическая интрига последних дней разрешена:

– Конечно, это не самое приятное известие для «Единой России», что президент выбрал самовыдвижение, а не выдвижение от партии. И очевидно, что компания будет строиться все-таки на образе народного кандидата — кандидата, который поддерживается широкими массами, лидера общественного мнения. Отсюда и сбор подписей.

Важный момент: раз он не идет от партии, то бюджет кампании будет ограничен. Какой-то  заметной визуальной рекламы, скорее всего, не будет, либо будет по минимуму. Кампания будет строиться на информационных поводах. В принципе, решение достаточно логичное, учитывая, что у Путина всё в порядке с рейтингом, он очень высок, то есть президент может себе позволить такой шаг.

Директор Международного института новейших государств, политолог Алексей Мартынов называет заявление Путина о выдвижении в качестве «народного кандидата» одним из важнейших моментов и самой пресс-конференции, и текущего политического момента:

– Путин намерен выдвигаться от представителей разных политических взглядов, разных конфессий. Я не исключаю, что он соберет несколько миллионов подписей россиян в свою поддержку. Нет сомнений, что Путин эти выборы выиграет. И это дополнительная легитимация и безусловный мандат на продолжение той политики, которую он успешно реализовывал все эти годы.

Миссия Владимира Путина в том, чтобы закончить построение того фундамента, который сделает необратимым нынешний курс на утверждение суверенитета, на кратное увеличение качества и уровня жизни россиян, на возвращение нашей стране статуса великой сверхдержавы. Вот на это он и запрашивает общенациональный мандат, идя на выборы в качестве самовыдвиженца. Ровно этого от него ждет подавляющее большинство российских граждан.

А такие концептуальные вещи требуют, безусловно, и серьезной ротации кадров в госуправлении, обновления региональных и национальных элит, требуют другой степени соучастия в государственных процессах всего общества. Вот ровно об этом президент на нынешней пресс-конференции так или иначе сказал.

Ну и еще один момент нынешнего общения с прессой – это сигнал Западу о том, что попытки дискредитации российского лидера, медийное, санкционное, политическое давление на нашу страну с целью повлиять на ситуацию внутри России тщетны и сработали прямо противоположным образом: общество консолидировалось вокруг своего национального лидера.

Кстати говоря, по мнению президента, экономические санкции стран Запада повлияли на экономику России, но не так сильно, как падение мировых нефтяных цен. Вообще, проблема взаимоотношений России и Запада находится в фокусе внимания Владимира Путина. В частности, его беспокоит гонка вооружений, в которую Вашингтон втягивает Москву. Президент напомнил о последовательной позиции России, которая не выходила из основополагающих договоров, являющихся краеугольным камнем международной безопасности.

«Мы не выходили из Договора по ПРО, Соединённые Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим действительно разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности, – сказал Путин. – Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединённых Штатов и из этого Договора, тем более что по факту они уже вышли. Они пытаются нас в чем-то упрекнуть и обвинять, а сами-то они что сделали?»

«Что касается СНВ-III – то же самое. Мы слышим в Соединённых Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдёт, если Соединённые Штаты опять в очередной раз в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности», – уверен глава государства.

«Мы знаем, мы видим эти процессы, мы понимаем, к чему конкретные действия могут привести. Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений», – заявил Владимир Путин.

Отвечая на вопрос корреспондента одного из американских СМИ о том, сможет ли «отогреть» российско-американские отношения усиление российского давления на КНДР, президент сказал следующее:

«Интересные вы ребята. Вы не обратили внимания, что ваши конгрессмены, сенаторы… вроде умные люди. Они нас поставили в один ряд с Северной Кореей и Ираном и при этом в то же время подталкивают президента, чтобы он уговорил нас вместе с вами решать проблемы Северной Кореи и иранской ядерной программы. Вы вообще нормальные люди, нет? Странно, согласитесь: честное слово, это как-то за скобками здравого смысла. Но наша политика, в отличие от политики некоторых стран, все-таки лишена, главным образом, текущей политической конъюнктуры».

Владимир Путин довольно откровенно высказался и по отношениям с Польшей и Украиной, фактически призвав политиков обеих стран к конструктивному диалогу и отказу от тенденциозности.

Директор Международного аналитического центра «RethinkingRussia» Александр Коньков считает, что внешнеполитические вопросы, заданные в ходе пресс-конференции, носили характер не столько программный, сколько предполагали ответы по текущей повестке:

– Это касалось и Сирии, и КНДР, и Украины. Но, в то же время, по ним можно отследить определенные тренды и настроения, которые президент будет наверняка учитывать и в своей предвыборной программе.

Я бы выделил вопрос, связанный с международными договорами. Потому что в последнее время можно наблюдать кризис в соблюдении договоров по контролю за вооружениями. При этом президент четко дал понять, что Россия никогда не была инициатором прекращения действия тех или иных международных договоров. Все изменения, которые касались нормативно-правовой базы, исходили от США. И здесь общий посыл Путина заключается в том, что Россия, несмотря на сложную мировую обстановку, несмотря на национальные интересы, не будет выходить ни из каких договоров и обязательств. И это важный момент в эпоху такой глобальной нестабильности, которую мы сейчас переживаем.

Вообще Путин своими ответами на конкретные вопросы и даже выпады, в том числе со стороны украинского журналиста или представителя польских СМИ, показал, что он находится над схваткой. Он видит всё проблемное поле и готов к конструктивному и последовательному поиску решений существующих проблем через диалог, который будет подчинен определенной логике и учитывает требования всех сторон. Но всё это должно базироваться на логике.

Обратился президент и к теме коррупции. Рассуждая о взаимоотношениях предпринимателей и правоохранительных органов в рамках дискуссии «хватит кошмарить бизнес», Путин признал, что больших изменений к лучшему он пока здесь не видит.

«Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за этой сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа», — подчеркнул глава государства.

Путин рассказал журналистам историю годовой давности. Он дал директору ФСБ Александру Бортникову материалы в отношении конкретной структуры. Бортников посмотрел и ответил: «Владимир Владимирович, мы ровно полгода назад в этой структуре провели оперативно-следственные действия, возбудили уголовные дела, передали в суд, все находятся в местах лишения свободы – все из целого подразделения. Полгода назад набрали новых сотрудников, и всё началось сначала».

«Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать», — посетовал президент. И в качестве одной из мер предложил ротацию чиновников, по типу ротации офицеров армии.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин обратил внимание на этот эпизод пресс-конференции:

– Путин просто рассказал историю из жизни: о том, что ФСБ, грубо говоря, посадила коррупционеров, а через полгода тех, кто пришёл на их места, тоже можно было сажать… Вот как с этим жить?

Но понятно, что борьба с коррупцией является приоритетной темой для действующей власти сейчас и будет ей в будущем.

С таким явлением, как «кошмарить бизнес», также идёт постоянная война. Выход из коррупционного тупика президент оправданно увидел в регулярной ротации чиновников, как в армии.

Политолог Дмитрий Фетисов подвел итоги пресс-конференции Владимира Путина, выделив несколько основных, по его мнению, тезисов выступления президента:

Во-первых, самовыдвижение Путина – не просто ход в рамках кампании. Это сигнал, что после выборов партийная система будет перестраиваться, а сам Путин остаётся лидером всех россиян, опираясь не только на «Единую Россию», но и на другие партии и общественные структуры;

во-вторых, глава государства понимает необходимость реформирования российского спорта, но решения, как проводить эту реформу, пока нет;

в-третьих, изменений в отношениях между регионами и федеральным центром в сфере бюджетной политики в ближайшее время не будет. Президент дал это четко понять;

в-четвертых, Россия настроена делать шаги по урегулированию российско-украинского конфликта, придерживаясь миротворческой позиции. При этом в качестве представителя украинской стороны Путин видит не Порошенко, Саакашвили или украинские элиты, а украинский народ;

в-пятых, Путин в очередной раз намекнул, что мировое сообщество будет внимательно следить за ходом президентских выборов, а оппоненты РФ будут искать возможности для объявления выборов нелегитимными;

в-шестых, на международной арене Россия продолжит отстаивать свои интересы исключительно мирным и законным путем, будучи открытой к диалогу со всеми игроками. Эта позиция неизменна, невзирая на внешнеполитическое давление;

в-седьмых, Путин в очередной раз продемонстрировал, что в курсе внутренних проблем и не игнорирует их;

и, наконец, в-восьмых, президент в целом удовлетворен работой правительства. Кардинальных перемен в составе правительства после выборов может не быть.

Большая пресс-конференция президента традиционно считается подведением итогов года. На этот раз в течение без малого четырех часов свои вопросы главе государства успели задать 55 человек.