У Эрдогана есть достаточно времени, чтобы реализовать все планы

Владимир Путин поздравил с победой на досрочных выборах своего турецкого коллегу Реджепа Тайипа Эрдогана. В телефонном разговоре лидеры двух стран подтвердили заинтересованность в расширении партнерских связей двух государств.

«Подтверждена взаимная заинтересованность в расширении партнерских связей между двумя странами. Отмечен приоритетный характер стратегических совместных проектов в сфере энергетики — строительства АЭС “Аккую” и газопровода “Турецкий поток”», — отмечается в сообщении пресс-службы Кремля.

Стороны также условились поддерживать плотное взаимодействие по вопросам сирийского урегулирования. Как сообщалось ранее, Путин направил поздравительную телеграмму Эрдогану по случаю его переизбрания на пост президента Турецкой республики, а также победы Партии справедливости и развития на прошедших выборах.

Основной соперник Эрдогана — Мухаррем Индже — заявил, что он принимает итоги выборов. 

Политаналитика напоминает, что на досрочных президентских и парламентских выборах в Турции в воскресенье в избирательные бюллетени были включены фамилии действующего президента страны Тайипа Эрдогана (от правящей Партии справедливости и развития), Мухаррема Индже (от основной оппозиционной Народно-республиканской партии), Селахаттина Демирташа (от прокурдской Партии демократии народов), Мераль Акшенер (от Хорошей партии), Темеля Карамоллаоглу (от Партии счастья) и Догу Перинчека (от партии «Родина»).

Эрдоган побеждает на выборах главы государства с результатом 52,6% по данным обработки 99,2% бюллетеней; его основной соперник Индже набирает 30,7%, Демирташ — 8,4%, Акшенер — 7,3%, Карамоллаоглу — 0,9%, Перинчек — 0,2%.

На парламентских выборах побеждает правящая Партия справедливости и развития, которая набирает 42,5% по итогам обработки 99,6% бюллетеней, националистическая Партия национального движения набирает 11,1%. Таким образом, объединяющий их Народный альянс получает 53,6% голосов и 343 из 600 мест в парламенте.

Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, тюрколог Владимир Аватков в интервью Политаналитике подвел первые итоги прошедших в Турции выборов и дал прогнозы относительно развития событий:

– Выборы состоялись так, как и следовало ожидать. Существует поддержка Эрдогана в коридоре 49–51%, и именно этот процент и был показан в результате, но несколько с превышением – 52,5%.

В плане партий, следовало ожидать ослабления Партии справедливости и развития, что и произошло. Но учитывая, что она вступила в союз с Партией националистического движения, у нее всё равно есть большинство в парламенте.

Важно то, что:

а) Турция сохраняет внутренний и внешнеполитический курс, голосуя за Эрдогана, то есть можно предсказывать продолжение тех же тенденций, которые были до этих выборов;

б) в парламенте представлены практически все возможные взгляды, которые существуют в турецком обществе. Там есть новые силы, и важно, что произошло укрепление националистического сегмента. В парламенте представлены две националистических партии, это не может не учитываться властью, поэтому следует ожидать укрепления националистического вектора как во внутриполитическом, так и внешнеполитическом курсе.

Но если внутриполитический курс нас интересует меньше, то во внешнеполитическом это приведет к усилению пантюркистского компонента, который может негативно сказаться на взаимодействии Москвы и Анкары.

Но сохранение у власти Эрдогана в целом положительно, с точки зрения интересов России, потому что все остальные кандидаты, скорее, негативно относятся к России, а с Эрдоганом удалось наладить положительное взаимодействие по экономическим вопросам, сотрудничество в сфере безопасности, в рамках треугольника Россия-Турция-Иран в Сирии.

И в целом Турция в рамках его правления становится всё более самостоятельной, а, значит, с ней проще взаимодействовать, не пытаясь искать всё время за спиной США, не думая и о тех и о других интересах одновременно.

Возможно ли в скором времени появление в Турции реального оппозиционного кандидата, способного победить Эрдогана?

– На самом деле, в данном случае нельзя говорить о том, что не было альтернативных кандидатов. Было два кандидата, которые пытались претендовать на такую же всеохватность, которая была у Эрдогана. Это были Мухаррем Индже, лидер светской прозападной Народной республиканской партии, и Мераль Акшенер, которая выходец из Партии националистического движения, а сейчас лидер Хорошей партии.

Многие эксперты сходились во мнении, что может быть и второй тур между Индже и Эрдоганом, но его не случилось. Впрочем, если бы он и был, на нем одержал бы победу Эрдоган.

Возможно ли появление коалиции партий, которые тем или иным способом (выборы в следующем цикле или митинги) сменят политический строй в Турции?

– Турция переходит к суперпрезидентской республике, и это значит, что основную роль в ней будет играть президент, а не парламент. В случае попыток проведения несанкционированных акций протеста у Эрдогана (с учетом чрезвычайного положения) есть все возможности для их подавления, а протесты в Турции могут быть исключительно спонсируемы Западом. Если мы говорим о краткосрочной перспективе.

Что касается долгосрочного цикла, здесь ситуация сложнее. Потому что в Турции была развитая парламентская демократия, и в парламенте представлены все взгляды. История турецких коалиций показывает, что они недолговечны, и не факт, что больше чем одну легислатуру переживет коалиция Партий справедливости и развития и Партии националистического движения. Поэтому в дальнейшем в плане парламента можно ожидать коалиционных войн, если мы говорим о средне- и долгосрочной перспективе. Но на данном этапе у Эрдогана есть карт-бланш для осуществления всех реформ, которые он задумал.

Каковы внешнеполитические перспективы переизбранного Эрдогана? Или в целом его курс не претерпит изменений?

– Во внешней политике продолжится охлаждение отношений Анкары с Западом и укрепление взаимодействия с Югом и Востоком. Не стоит ожидать существенных изменений на всех треках. Турция и дальше будет проводить активную, наступательную внешнюю политику, которая будет базироваться на том, что происходит в поле, а не на словах.

Учитывая суперпрезидентскую форму правления и отход от Запада, ситуацию нужно использовать в интересах России, но учитывая, что от своего внешнеполитического курса Анкара не отойдет. По крайней мере, в ближайшее время, сохранятся неопантюркисткие устремления и поппытки влиять на тюркоязычное пространство через этнические, культурные и религиозные компоненты.