Ответственны перед людьми

Председатель Госдумы Вячеслав Володин в развернутом интервью «Российской газете» о переменах в нижней палате, 25 годовщине российского парламентаризма в его нынешнем виде и работе над законами. «Политаналитика» приводит выдержки из материала коллег из РГ.

Вячеслав Володин: Начну с того, что парламент, которому 12 декабря исполняется 25 лет, прошел большой путь развития — как, впрочем, и вся наша страна. Менялась страна — менялся и парламент. Нам постепенно удалось выйти на открытость депутатского корпуса — причем даже большую, чем в любом зарубежном парламенте. Дисциплины и ответственности стало больше. …

Человек пришел в Госдуму, преодолев серьезную конкуренцию, он боролся за этот мандат для того, чтобы реализовать себя в политике. Конечно, ему важно влиять на принимаемые решения, участвовать в их обсуждении.

Возможность самореализации — основной мотивирующий фактор для того, чтобы ходить на заседания. Конечно, бывают ситуации, когда депутату надо отлучиться, встретиться с избирателем или принять участие в каких-то других совещаниях. Это все рабочие вопросы, и они регулируются…

Изменения в профессионализме Госдумы и уровне сознательности депутатов — это следствие изменений, которые происходят в нашем обществе, в стране.
Таким образом, то, что более ответственные люди были делегированы во власть — это заслуга наших граждан. Избиратели стали меньше верить популистам, меньше стали делегировать в Госдуму эпатажных персонажей. Больше стали смотреть на то, что человек сделал в своей жизни, какой у него есть опыт.

РГ: Вы упомянули о состоятельных депутатах, для которых зарплата не главное. Не видите ли вы здесь опасности того, что эти люди думают не столько о политической самореализации, сколько о лоббировании интересов бизнеса?

Вячеслав Володин: За все 25 лет работы Госдумы требования к депутатам серьезно ужесточились. Появилась обязанность декларировать доходы, отчитываться о зарубежной собственности. Теперь мы выходим на новый рубеж в плане открытости. К принятию готовится законопроект, который был инициирован как раз с целью недопущения лоббирования. Речь идет о конфликте интересов. Если депутат будет пойман на лоббировании, ему будет вынесено предупреждение либо он будет освобожден от руководящей должности в Госдуме. Потому что, как правило, на таком посту больше возможностей для лоббизма.

Бывают случаи, когда в этих целях используется депутатский запрос. Иногда таким образом депутат хочет защитить бизнес или продвинуть интересы фирмы, которая уже не находится в его собственности, а, допустим, оформлена на его детей. У нас такие случаи были. Мы считаем, что этот вопрос требует урегулирования.

(…)

РГ: Депутаты в рамках обсуждения пенсионных изменений приняли закон о праве парламентариев на отказ от пенсионных надбавок. О каких суммах идет речь, как рассчитываются эти надбавки?

Вячеслав Володин: Во-первых, замечу, что норма, которую все так стали обсуждать, на самом деле, была и раньше. Принятый закон предполагает только одно изменение. Раньше депутат мог написать заявление на надбавку, а затем отказаться от нее, а потом, в зависимости от жизненной ситуации, вновь скорректировать свой выбор. Принятая сейчас норма предполагает, что депутат сможет лишь один раз принять такое решение и написать заявление на надбавку. Либо отказаться от нее.

А теперь что касается непосредственно надбавок. На протяжении 25 лет существовали разные системы установления надбавок к пенсиям для депутатов. Вначале она предполагала подход, при котором депутат получал 55 процентов к пенсии после исполнения своих полномочий в течение всего одного года. Сейчас для этого необходимо исполнять обязанности депутата пять лет, после чего надбавка будет составлять 46 тысяч. И более 10 лет нужно быть депутатом, чтобы надбавка составила 63 тысячи…

Кстати, принять решение об отказе от надбавки все депутаты прямо сейчас не могут. Об этом тоже часто забывают. Принять или отказаться от пенсионной надбавки как мужчины, так и женщины — депутаты могут только по достижении 65 лет. Причем в том случае, если они перестают быть депутатами. У нас есть депутаты, которым уже значительно больше 65 лет, и они не имеют права на эту надбавку. Ни Геннадий Васильевич Кулик, ни Артур Николаевич Чилингаров. Вопрос будет рассматриваться депутатами только после того, как срок полномочий закончится.

(…)

РГ: К вопросу о пенсиях. В августе много шума и толкований вызвала ваша фраза о якобы отмене государственных пенсий. Откуда здесь, как говорится, «ноги растут»?

Вячеслав Володин: Когда шло обсуждение пенсионного законодательства, я был у себя в избирательном округе в Саратовской области и встречался в поселке с людьми. Мне задали вопрос на тему этого законопроекта. Начал объяснять. Говорю: «Понимаете, пенсионная система на сегодняшний день имеет дефицит. Этот дефицит закрываем из бюджета, но дыра — растет».

И дальше задаю вопрос губернатору, который присутствовал на встрече: «Скажите, сколько работающих у нас сегодня по отношению к количеству пенсионеров?» Он говорит: «0,96 к 1 пенсионеру». То есть показатель один к одному. Один работающий и один пенсионер. Спрашиваю: «А вы знаете, что у нас работающие обеспечивают пенсии не работающим?» И дальше продолжаю: «Если мы ничего не будем делать, то у нас эта ситуация может усугубиться, и государственная пенсионная система будет менее устойчивая, и завтра возникнет вообще вопрос, что пенсии расти не будут, государству будет все сложнее сохранять их размер даже на нынешнем уровне.

После этого одно издание, которое не отвечает по обязательствам перед читателями, пишет: «Володин сказал, что завтра государственные пенсии отменят». И это мгновенно разошлось по интернету!

По сути, все, что я говорил — что нужно заниматься совершенствованием пенсионного законодательства для того, чтобы у нас пенсионная система была устойчивой, пенсии росли. Но это оказалось, как говорится, побоку.

Сейчас в мире цифровых технологий, при возросшей роли социальных сетей такое происходит нередко. Вбрасывается тема, развивается, «переворачивается», и дальше все становятся ее заложниками. Обсуждают то, чего в принципе нет на самом деле. Это «фейк».

РГ: Сразу после начала работы Госдумы вы объявили войну законодательным завалам. Удалось ли их разобрать?

Вячеслав Володин: В Госдуму вносится огромное количество законопроектов, за 25 лет депутаты приняли более 7 тысяч законов. Но далеко не все успевали рассматривать. На первое заседание 5 октября 2016 года седьмой созыв Госдумы собрался с большим багажом из 2020 законопроектов, оставшихся от наших предшественников. Некоторым из этих законопроектов было по 20 лет.

Мы поставили задачу рассмотреть их именно в соответствии с думскими процедурами. «Обнулить» все инициативы мы просто не имели права, ведь в Конституции права законодателя защищены. Однако регламент дает нам возможность рассматривать законопроекты по сокращенной процедуре, и мы ею для части из них воспользовались. В итоге за исключением 50 законопроектов мы весь этот массив перелопатили. Большинство законов пошли на отклонение, но 14 процентов от этого объема мы поддержали.

РГ: Недавно Госдума приняла решение о том, что депутатов больше нельзя лишать права голоса на пленарном заседании. Почему это было сделано?

Вячеслав Володин: Такая норма была в парламенте 25 лет — права голоса лишали депутата. Но эта норма устарела, и мы от нее избавились. Вот, в ПАСЕ лишили права голоса всех нас, целую делегацию. Говорят, будете сидеть, молчать и взносы платить. Понимаете? А у нас в Госдуме теперь депутата нельзя лишить права голоса. И это правильно, ведь депутат избирается в парламент для того, чтобы обсуждать вопросы.

РГ: Вы изменили график пленарных заседаний, чтобы у депутатов было больше времени для поездок в свои регионы, но при этом число заседаний не сократилось. Получилось ли достичь цели?

Вячеслав Володин: Мы увеличили число заседаний в ходе пленарной недели и высвободили пятницу. В результате 70 процентов депутатов — я могу судить по билетам — улетают в регионы. Сам разрываюсь, потому что у меня много обязанностей, которые должен выполнять как председатель, но у меня есть еще и избирательный округ. Бывает так, что ты приезжаешь в ночь, потом 400 километров добираешься от областного центра до района.

А добравшись туда под утро, ты в 9 начинаешь встречу для того, чтобы потом в ночь опять улететь, чтобы на следующий день быть на работе. Но мне проще исполнять полномочия, у меня возможностей больше. А вот рядовому депутату — сложнее. Но никто не жалуется — как уже сказал, депутатский корпус стал более ответственным благодаря выбору избирателей.