Конституция и парламентаризм – 25 лет рука об руку

Леонид Поляков

Это очень знаковая дата в истории постсоветской России. 25 лет мы живем в ситуации, когда у нас есть основной закон, который впервые в нашей истории был принято действительно всенародно. Конституция была одобрена людьми, они приняли ее в качестве основного закона, и это самое лучшая гарантия того, что Россия является и будет в дальнейшем по-настоящему правовым государством. То есть государством, основанным на правовом решении самих людей.

Народ, который дает сам себе конституции – это народ, который осознанно относится к своей судьбе, и это зафиксировано в том, что в самой Конституции есть преамбула, которая четко объясняется как, почему и с какими целями и задачами эта Конституция была принята.

Второй момент – тот путь, который мы прошли после распада Советского Союза до принятия Конституции 12 декабря 1993 года. Там всего прошло менее двух лет, если считать с момента распада СССР, который произошел 25 декабря 1991 года, и момент ухода президента СССР Михаила Горбачева.

В эти два года вместилось очень много действительно трагических событий. Конституция далась стране и народу непросто. Велась серьезная подготовка, работало несколько центов, которые готовили проект Конституции.

Совет народных депутатов предлагал свои варианты, и мог принять еще в 1992 году эту Конституцию, но поскольку страна вошла в тяжелую эпоху, так называемой «шоковой терапии», социальная обстановка была настолько напряженной, что сам конституционный процесс постепенно превратился в противостояние двух враждебных сил, и только события октября 93-го, та микрогражданская война в Москве, по сути дела разрешила этот конфликт, и разрубила гордиев узел между тем парламентом и президентом.
Все это дало возможность выйти на принятие Конституции.

Нужно помнить, что Конституция запечатлевает непростой переход от советской системы к классическому варианту государственного устройства, который предполагает развития парламентаризма.

Третьей обстоятельство – действующая Конституция позволила создать гармоничный баланс различных органов власти. Она утвердила принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, и она утвердила в качестве главы государства президента России, который является гарантом Конституции и обладает широкими полномочиями, в том числе для того, чтобы гармонизировать отношения всех трех ветвей власти.

При всей этой критики, что приходится слышать в адрес основного закона, что Конституция у нас «суперпрезидентская», что в ней сильный крен и акцент в сторону полномочий президента, нужно признать, что для своего времени, да и для дальнейшей нашей истории, она себя оправдала.

Действительно, в государстве, которое вышло из СССР в состоянии сложном, почти хаотическом, нужно было иметь сильный руководящий центр, который бы сдерживал все противоречия и центробежные тенденции, и который выступал бы в роли творца новой России.

Мне кажется, что тогда такая постановка вопроса была оправданна. Она себя зарекомендовала хорошо, особенно в период, когда президентские выборы в 2000 году выиграл Владимир Путин. При том, что к самой структуре и политическому дизайну Конституции у некоторых наших соотечественников есть претензии, и не однократно предлагались и предлагаются различные модели конституционный реформы.

В целом я солидарен с председателем Конституционного суда Валерием Зорькиным, который недавно в статье в «Российской газете» выступает за то, чтобы отказаться от попыток радикально что-то реформировать в Конституции, а применить технику тюнинга – тонкими коррекциями добиваться нужного результата.

Мы уже знаем, что в самой истории российской Конституции мы вносил поправки, которые диктовались конкретными запросами, и эти поправки себя оправдывают. Так что конституционный процесс может продолжаться.

В целом, базисно, сама Конституция, ее структура, приоритеты, сделанные в первых главах, которые посвящены правам человека и гражданина (а эти статьи неизменны) – это свидетельствует о том, что наша Конституция – это свод законов, который нацелен, прежде всего, на то, чтобы создать надежную правовую базу и среду для каждого гражданина России. А такой подход имеет место быть впервые в истории всех наших Конституций, если вести эту историю от первой Государственной думы 1906 года.
При этом мне кажется, что Конституционный процесс не является завершенным.

Конституция открыта к творчеству, но это творчество должно исходить не из сиюминутной конъюнктуры, а из понимания стратегических целей и задач развития России. Если держать это в голове, тогда нужно смотреть на каждую поправку именно в такой перспективе. Нужно понимать, что превращать Конституцию в нечто, что можно менять по прихоти – неправильно. Этот урок мы усвоили в 1992 году, на примере того, как действовал Совет народных депутатов, когда чуть ли не каждую неделю Конституция менялась.

Гибкое соотношение неизменности Конституции и правового фундамента российского государства и в то же время возможность вносить поправки, которые улучшают функционирование государства и помогают развиваться дальше – это задача должна стоять перед нашими законодателями.

Мне кажется, что в Конституции заложено серьезное зерно развития самого института парламентаризма. Сейчас парламент обладает серьезными полномочиями, но думать над тем, как еще придать динамику его развитию, это тоже одна из задач развития страны, если мы задумываемся о том, как можно будет с помощью Конституции стимулировать политическое развитие в России.

Наша Конституция взяла институт двухпалатного парламента – Федерального собрания РФ и поставила в центре законодательного процесса Государственную думу, которая является не просто законодательным, а еще и представительным органом, обладающим правом контроля над исполнительной властью.

Правительство обязано представлять ежегодный отчет о своей работе на заседании ГД в своем полноценном составе. Эти функции ГД постепенно осознавались депутатами, и нынешний седьмой созыв показывает ускоренную динамику реализации всех полномочий Госдумы и активное воздействие парламентариев в целом на политический процесс России. То есть значимость Думы вырастает, и очевидно, что это будет продолжаться.

Прежде всего, за счет того что оптимизирована работа самой ГД, повышено качество подготовки законопроектов и нижняя палата выходит на международную арену с помощью нетрадиционного способа, который можно обозначить как народная парламентская дипломатия.