XIX съезд КПК: новая эпоха политической жизни Китая

В Пекине завершился очередной, XIX съезд Коммунистической партии Китая, в котором принимали участие порядка 2,3 тысячи делегатов со всей страны, выбранных из 89 миллионов членов КПК.

На церемонии открытия генеральный секретарь ЦК партии и председатель КНР Си Цзиньпин произнес самую длинную речь в истории страны, продолжавшуюся 3,5 часа. Он представил доклад под названием «Добиться решающей победы в построении общества среднего достатка, одержать великую победу социализма с китайской спецификой в новую эпоху», в котором подвел итоги работы ЦК КПК за пять лет.

В ходе своего выступления Си Цзиньпин сказал, что КПК намерена превратить Китай в могущественное государство. Предполагается, что это произойдет к середине века при условии, что в мире будет стабильность. «На первой стадии с 2020 года по 2035 год мы будем наращивать базу общества среднего достатка и благодаря еще 15 годам упорной работы в целом достигнем модернизации», — сообщил китайский лидер.

В фокусе внимания международных экспертов оказались 14 принципов «социализма с китайской спецификой в новую эпоху», озвученных председателем. «Во-первых, необходимо обеспечить лидирующую роль партии на всех направлениях деятельности. <…> Во-вторых, все предпринимаемые нами усилия осуществляются ради народа. <…> В-третьих, всеобъемлющий процесс реформ будет только крепнуть», — отметил он.

По словам главы государства, еще один важный принцип — «утверждение новой теории развития». «Это основа и ключевой фактор для решения всех проблем, стоящих перед нашей страной», — подчеркнул он. В качестве пятой установки Си Цзиньпин обозначил «укрепление позиций народных масс как хозяина страны», защиту их прав. Шестой принцип — «последовательное утверждение законодательной основы и принципов правового государства».

Седьмой аспект — «неизменный упор на воплощение в жизнь ключевых ценностей социализма», далее по порядку следуют: «улучшение благосостояния и повышение уровня жизни населения», «охрана окружающей среды», «обеспечение национальной безопасности», «максимальное усиление роли партии в деле армейского строительства», «обязательное сохранение в неизменном виде концепции “одна страна, две системы”», активизация глобальных интеграционных процессов «для формирования человечества, связанного единой судьбой», «обеспечение жестких методов внутрипартийного регулирования».

Фактически Си Цзиньпин представил дорожную карту на пятилетие.

Выход обновленного руководства Компартии Китая после состоявшегося утром в среду первого пленума ЦК КПК XIX созыва вызвал ажиотаж среди китайских и иностранных корреспондентов, так как до последнего момента сохранялась интрига: кто же появится на помосте. Многочисленные представители прессы даже устроили давку перед залом, где должна была состояться первая встреча Си Цзиньпина и его ближайших соратников с журналистами.

Как и ожидалось, пленум переизбрал Си Цзиньпина генеральным секретарем ЦК и председателем его Военного совета. Однако важнейшим итогом стало обновление кадровой конфигурации в высших партийных органах: Политбюро и его Постоянном комитете.

В последнем произошла замена пяти из семи членов. Наряду с председателем КНР Си Цзиньпином и премьером Госсовета Ли Кэцяном в их число вошли глава парткома Шанхая Хань Чжэн, глава Канцелярии ЦК (аналог администрации главы государства) Ли Чжаньшу, глава Организационного отдела ЦК Чжао Лэцзи, вице-премьер Госсовета Ван Ян и ведущий теоретик и идеолог партии, глава центра политических исследований ЦК Ван Хунин.

В Политбюро, помимо семи членов постоянного комитета, вошли: один из ведущих советников Си Цзиньпина по экономической тематике — глава канцелярии рабочей группы ЦК по финансам и экономике Лю Хэ, а также секретарь парткома мегаполиса Чунцин Чэнь Миньэр, которого считают перспективным протеже главы государства. Свои места в этом партийном органе получили и заместители Си Цзиньпина в Военном совете ЦК КПК — генералы Сюй Цилян и Чжан Юся. Кресло в Политбюро занял и один из «молодых» политиков, которого зарубежные СМИ считали одним из возможных преемников, глава парткома крупнейшей в Китае по ВВП провинции Гуандун — Ху Чуньхуа.

Из других региональных партийных руководителей в Политбюро вошли главы парткомов Пекина и Тяньцзиня — Цай Ци и Ли Хунчжун, их коллега из Синьцзян-Уйгурского автономного района Чэнь Цюаньго, а также секретари партийных комитетов провинций Ляонин и Цзянсу — Ли Си и Ли Цян.

От правительства места в Политбюро получили экс-глава МИД КНР, член Госсовета и ведущий дипломат страны Ян Цзечи, министры общественной безопасности и контроля — Го Шэнкунь и Ян Сяоду. Также свое кресло получил один из парламентариев — заместитель председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП, высший законодательный орган) Вань Чэнь.

Из нижестоящих структур ЦК в Политбюро вошли первый заместитель заведующего Отдела пропаганды Хуан Куньмин, замглавы Канцелярии Дин Сюэсян и член Секретариата Чэнь Си. Единственной женщиной в составе Политбюро ЦК КПК стала глава Отдела Единого фронта ЦК Сунь Чуньлань.

Пленум также избрал Чжао Лэцзи на должность главы партийной спецслужбы — Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД). На этом посту он сменил Ван Цишаня, который оставил эту должность по итогам XIX съезда партии, не попав в новый состав ЦК и ЦКПД.

Местные и зарубежные наблюдатели считали 69-летнего Ван Цишаня одним из ближайших сподвижников Си Цзиньпина, проводником его масштабной антикоррупционной кампании. Однако он превысил негласный возрастной ценз для пребывания на высших должностях, который позволяет партийным и государственным деятелям получать новые посты или переназначаться на них до 67 лет включительно. В зарубежных СМИ появилась информация о его болезни, а также о возможной причастности его близких к коррупции.

Сенсационная новость состоит в том, что съезд включил положения об идеях председателя в обновленный устав КПК. Это ставит его в один ряд с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином. Кроме того, Си Цзиньпин стал вторым лидером Китая после Мао Цзэдуна, чье имя внесли в устав партии при жизни, отмечает РИА «Новости«.

«Это очень важный символический шаг для усиления позиций Си внутри партии. До него в уставе упомянуты только Мао Цзэдун и Дэн Сяопин. Идеологический и теоретический вклад предшественников Си, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао, упомянут безлично», — сказал руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев.

В свою очередь, проректор Дипломатической академии МИД РФ Александр Лукин полагает, что Си Цзиньпин очень сильно укрепил свою власть еще до съезда. «Практически все направления политические он взял в свои руки. Поэтому можно сказать, что дело идет к культу личности. Но, по сути, он нового ничего идеологического не внес”, — считает Лукин.

Политолог напомнил, что в соответствии с конституцией в Китае руководитель государства должен находиться на должности два срока, то есть 10 лет.

«Си Цзиньпин пока только пять (лет) находится. Но руководитель партии – генеральный секретарь ЦК КПК — может находиться на посту неограниченно. До сих пор по традиции два лидера до Си Цзиньпина (Ху Цзиньтао и Цзян Цзэминь) находились на обоих постах два срока, такая сложилась традиция. Но сейчас возможен такой вариант, что он будет находиться у власти дольше, например, 15 лет или 20”, — отметил Лукин.

В свою очередь, Габуев также полагает, что Си Цзиньпин может остаться у власти более положенных двух сроков.

Многие эксперты отмечают, что XIX съезд КПК стал первым по-настоящему «глобальным» съездом за всю историю Китая. В том смысле, что раньше на таких съездах решали, что будет со страной, а теперь — что будет с миром.

Известный западный политолог Дэвид Шэмбо говорит, что теперь Китай будет играть особенно важную роль в глобальном управлении — в сфере изменений климата, мирового здравоохранения, поддержания мира, глобального экономического управления, энергетической безопасности и еще по части трансформации многосторонних институтов.

Бывший премьер-министр Франции Доминик де Вильпен замечает, что благодаря Китаю в мире, возможно, будет «меньше войн, меньше напряженности, меньше кризисов и меньше терроризма».

Всё это тем более поразительно, пишут эксперты, что сам съезд был процентов на 90 посвящен чисто внутрикитайским делам.

По словам руководителя Центра политических исследований и прогнозов Института Дальнего Востока РАН Андрея Виноградова, разговоры о том, что Китай уже созрел для конвертации своего экономического потенциала во внешнеполитическое влияние, идут с начала нулевых. Тот же проект «Экономический пояс Шелкового пути» имеет геополитический характер. Но пока Китай всё же в большей степени ориентирован на развитие собственной экономики. Китайцы считают, что лучше подождать, чем преждевременно заявлять о каких-то международных планах и таким образом брать на себя какую-либо ответственность за судьбы мира. В Китае очень внимательно изучали опыт Советского Союза и сделали соответствующие выводы.

Главный вызов, пишет Виноградов на страницах еженедельника «Профиль«, это смена экономической модели развития, той самой модели, что привела Китай к экономическому процветанию. Китай использовал свое конкурентное преимущество – многочисленную и дешевую рабочую силу. Но эти преимущества уходят. Тогда в Китае понимали, что эта модель уже устарела, но ее использовали, потому что она несла «золотые яйца». Китай стал страной со второй экономикой мира. Си Цзиньпин часто говорит об инновациях. Это свидетельствует о том, что в Китае ищут новую экономическую модель. Но готовых решений нет.

За счет высоких темпов экономического роста китайские власти решали целый ряд социально-экономических задач. Когда темпы роста снижаются, им нужно искать новые инструменты для управления государством и поддержания своей легитимности, говорит Виноградов. Си Цзиньпин, по его словам, наверное, первый китайский руководитель после Дэн Сяопина, который отважился замахнуться на подобные масштабные теоретические новации. Си сказал, что Мао «китаизировал» марксизм, поэтому совершил революцию. Дэн Сяопин продолжил «китаизацию» марксизма, Китай достиг экономических успехов. Сейчас Си Цзиньпин говорит о «социализме новой эпохи». Речь идет о том, что китайские коммунисты готовы пересмотреть свои идеологические взгляды с учетом меняющихся обстоятельств. С точки зрения компартии – это большой шаг.

Виноградов подчеркивает, что социализм с китайской спецификой – это обязательно рыночная экономика (интересный и показательный факт: Китай еще в прошлом году обогнал США по числу долларовых миллиардеров). Кроме того, это отказ от классового характера компартии. В общем, резюмирует Виноградов, в это понятие входит всё то, что, помимо национальных особенностей, не вписывается в классические представления о марксизме и социализме, как его понимали в Советском Союзе.

Заслуга Си Цзиньпина в том, что он отважился заявить: у нас теперь новая идеологическая платформа, мы сейчас будем ее наполнять содержанием. Так что, в некотором смысле XIX съезд Коммунистической партии Китая может начать новую эпоху в политической жизни страны.