Турция – нестабильный партнер, но с ним нужно работать

Экспертное сообщество анализирует состояние дел в российско-турецких отношениях после недавней встречи Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи.

Лидеры тогда общались чуть более четырех часов. По итогам переговоров Путин и Эрдоган выступили с заявлениями для СМИ. Российский лидер подчеркнул, что диалог был продуктивным.

Стороны обсудили вопросы экономики, в частности ограничения на поставки сельхозпродукции. Путин сообщил, что по итогам встречи было принято решение возобновить ввоз целого ряда продуктов из Турции. В свою очередь, Эрдоган выступил за снятие оставшихся ограничений в торговых отношениях с Россией.

Также лидеры двух стран обсудили ситуацию в Сирии. Путин отметил, что работа России, Турции и Ирана как стран-гарантов астанинского процесса продолжает приносить результаты, но надо наращивать усилия по долгосрочной стабилизации ситуации. Эрдоган добавил, что сейчас появились основания для политического достижения мира в регионе.

Кроме того, Путин подтвердил, что «Росатом» в ближайшее время приступит к практической реализации проекта АЭС «Аккую». Он подчеркнул, что в планах запустить первый реактор в 2023 году.

Также стороны обсудили сотрудничество в оборонной промышленности. Ранее Москва и Анкара договорились о поставке российских систем С-400. Турция уже внесла первый взнос за эти комплексы.

По мнению турецких экспертов, Ближний Восток пришел в очень активное движение. Складывается новая группа серьезных игроков, которые будут играть определяющую роль в регионе. При этом американцы там несколько «затерялись» (не говоря уж о европейских странах – бывших метрополиях, которых вообще не видно в качестве активных участников). И то, что сейчас Россия и Турция выстраивают хорошие отношения, в которых сняты все «болевые точки», формирует благоприятный тренд на решение многих ближневосточных проблем.

Российские эксперты полагают, что относительно частые визиты Эрдогана в Россию свидетельствуют о сложном и напряженном характере дискуссии. «И Эрдогану важно эту дискуссию довести до конца, поскольку на фоне осложнившейся внутриполитической ситуации и консолидации его противников ему нужны победы», — говорит доцент Дипломатической академии, директор Центра востоковедных исследований Владимир Аватков.

По мнению эксперта, на данном этапе российско-турецкие отношения развиваются динамично:

– Мы активно развиваем и экономическое взаимодействие в виде крупнейших проектов «Турецкий поток» и атомная станция «Аккую», но также мы взаимодействуем в области безопасности. Что важно, с точки зрения интересов России и Турции.

России удалось сделать очень важную вещь – усадить за стол переговоров по Сирии шиитскую и суннитскую страны: Иран и Турцию.

Обе эти страны с консервативными режимами, и сам факт переговоров важен. Кроме того, важно и то, что мы пытаемся найти какие-то договоренности по очень сложным вопросам – разграничения баланса сил и интересов в регионе, и прочее. Для Турции, в этой связи (полагаю, как и для Ирана), важно иметь прямой диалог с Москвой.

Турция, которая отходит от США, несколько обеспокоена тем, что Россия вступила в диалог с Вашингтоном по поводу Сирии, что является вполне логичным в плане российских интересов. Путин и Трамп выступили с соответствующим совместным заявлением. Но тот механизм взаимодействия, Россия-Турция-Иран, который мы создали в регионе, может стать примером формирования архитектуры безопасности для других регионов мира. Этот опыт можно использовать в дальнейшем, и это явно долгосрочное явление, если мы сумеем его удержать и работать над ним дальше.

В отношениях в целом российско-турецкого взаимодействия говорить о чем-то долгосрочном я бы не стал по причине того, что российско-турецкие отношения всегда были нестабильны, и Турция никогда не была и вряд ли будет стабильным и предсказуемым игроком.

Это связано и с историей взаимоотношений, и конкретно с самой Турцией, которая так до конца и не определилась со своими геополитическими приоритетами, она находится в поиске. В этой связи, она непредсказуема, сложный партнер. Но партнеров не выбирают, с ними работают; и сам факт, что лидерам удается так часто видеться, – говорит о том, что есть, о чем говорить, и лучше говорить, чем не говорить.

Об альянсе, союзе я бы остерегся говорить по причине того, что альянсы если и возникают, то они обычно крайне недолгосрочные: они быстро возникают и быстро затухают. И поэтому хотелось бы надеяться, что российско-турецкие взаимоотношения будут базироваться на очень четкой институциональной структуре, на нескольких сферах, а не на одной экономике,  и тогда можно будет говорить об относительной стабильности в отношениях.