Примаков: России необходимо сохранять отношения и с курдами, и с Багдадом

Референдум о независимости курдской автономии в Ираке стал предметом обсуждения в ходе телефонных разговоров президента России Владимира Путина с его турецким и иранским коллегами Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани. Об этом сообщил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков.

» Мы по-прежнему считаем, что сохранение территориальной и политической целостности государств чрезвычайно важно для поддержания стабильности и безопасности в регионе и урегулирования тех критических проблем, которыми этот регион изобилует», — сказал Песков.

Референдум о независимости Иракского Курдистана прошел в понедельник, его официальные итоги будут оглашены в четверг.

Как заявил ряд экспертов по Ближнему Востоку, отделение Курдистана от Ирака может привести к разрушению последнего как государства. Кроме того, автоматически встанет вопрос о действиях курдов, проживающих на территории Сирии и Турции.

О возможном развитии ситуации в регионе в интервью Политаналитике рассуждает эксперт по Ближнему Востоку Евгений Примаков:

— Во-первых, одно дело референдум, другое дело реальное объявление независимости. Эти два события могут быть сильно разнесены по времени. Раньше администрация курдской автономии, когда она существовала в разных формах, вообще лидеры курдов всегда говорили, что они не хотели бы остаться один на один с Анкарой, Багдадом или Тегераном, которые против такой независимости. Курдам нужно было нарастить военную и экономическую мощь. Сейчас они считают, что такой мощи у них достаточно.

То, что они идут в этом направлении, было известно всегда. Независимость — это главная мечта курдского народа. Вообще, это самый большой народ в мире, у которого нет своей государственности. Народ, многократно обманутый разными региональными игроками. То, что референдум должен был рано или поздно состояться, это факт, также, как и абсолютно предсказуемый его высочайший результат. Сложно найти среди курдов людей, которые бы не хотели собственного государства. Для них это важно еще и с исторической точки зрения, потому что они помнят тот кровавый геноцид, который проводился против курдского народа при предыдущих властях Ирака, при Саддаме Хусейне. И его действия оценивались как геноцид, в том числе и международным сообществом.

Для курдов эта тема (чтобы подобное никогда больше не повторилось) так же актуальна, как для тех же евреев — неповторение уничтожения евреев в Европе.

Кстати, Израиль, судя по всему, с этим потенциально независимым Курдистаном (пока что независимости нет, поэтому потенциально), скорее всего, будет дружить. Израильтяне поддерживали этот референдум. В том числе и потому, что им нужен предсказуемый и позитивно к ним настроенный партнер на Ближнем Востоке. На остальных они пока особо опираться и рассчитывать не могут.

Надо понимать, что очень важно будет для курдов установить внутреннее единство, поскольку курды вообще разные, все раздроблены, у них сильная внутренняя вражда; иракские курды – это отдельная история. Преодоление этой раздробленности — одна из задач в рамках проведения референдума. Она останется и после референдума.
На примере происходящих событий в Курдистане виден уникальный процесс для всего Ближнего Востока и Северной Африки – это построение национального государства. Светские национальные государства последние десятилетия переживают тяжелый кризис на всем пространстве Ближнего Востока. Курды идут другим путем: это, образно говоря, «антиигил». Если ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. – Ред.) – это террористический интернационал по принципу лояльности властям так называемого халифата, этого, так называемого, квазигосударства, то курды сосредоточились на построении именно национального государства. Это важно и очень любопытно, с точки зрения нынешних исторических событий.

Что касается позиции России, то мы не можем отрицать права народов на самоопределение. У нас люди в Крыму голосовали за воссоединение с Россией на референдуме, который тоже не признавался Украиной. Мы не можем игнорировать курдский референдум. Нас заботит проблема единства Ирака. Нам очень бы хотелось, чтобы Ирак сохранялся, но как единое государство, где соблюдаются права всех меньшинств, национальных групп. Поэтому нам надо продолжать выстраивать отношения с курдами Ирака. Они, кстати, и раньше у нас были, исторически. Надо сохранять и хорошие отношения с Багдадом. Будем надеяться на то, что они между собой всё же договорятся, и потом мы будем исходить из тех политических договоренностей, которые будут у курдов с Багдадом. Они договорятся, а мы будем признавать результаты этих договоренностей.