ПРИМАКОВ: Надо посмотреть, что Трамп будет делать дальше

 Президент России Владимир Путин обсудил с постоянными членами Совета безопасности России ситуацию в Сирии после ударов США. Собравшиеся пришли к выводу, что действия Вашингтона представляют собой акт агрессии, противоречащей международному праву. Члены Совбеза, среди которых спикер Госдумы Вячеслав Володин, министр обороны Сергей Шойгу и директор ФСБ Александр Бортников и директор СВР Сергей Нарышкин, выразили глубокую обеспокоенность в связи с неизбежными негативными последствиями подобных агрессивных действий для общих усилий в области борьбы с терроризмом. 

Несомненно, решение президента Трампа о ракетном ударе по сирийской авиабазе нанесет ущерб двусторонним российско-американским отношениям. Москва уже приостановила действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в Сирии, заключенного с США. Россия убеждена, что военная акция американцев — это и попытка отвлечь внимание от ситуации в Мосуле, где в результате действий, в том числе американской коалиции, погибли сотни мирных жителей и нарастает гуманитарная катастрофа. 

Российский журналист, теле- и радиоведущий, политолог-международник Евгений Примаков  считает, что мы имеем дело с попыткой Трампа разом решить свои  внутри- и  внешнеполитические проблемы:

– Трамп старается показать, что он настоящий альфа-лидер, нечета Обаме, который профукал так называемые «красные линии», которые сам же и прочертил. Трамп реагирует на химическую атаку. Но проблема в том, что никто не провел никакого формального расследования. На самом деле обстоятельства этого трагического происшествия очень туманны. На месте катастрофы должны отработать специалисты Организации по запрещению химического оружия. Но американцы решили обойтись  без них.

Понятно, что действие это вне правового поля международного права, это незаконно. При этом мы понимаем настрой американцев на демонстрацию силы как способ заявить свои исключительные права. Это некая реальность, о которой они нам напомнили. За время президентства Обамы, который вел себя осторожно и во многом нерешительно, (за что подвергался критике со стороны внутриполитических оппонентов) мы расслабились. Появились надежды на Трампа, на его реальную политику, на прагматичное следование своим задачам и целям.

Но при этом вот что надо держать в голове: у Трампа было несколько вариантов реакции на случившуюся химическую атаку. Вариант с ударом по одному из аэродромов – это один из самых щадящих вариантов. Остальные – гораздо хуже. Рассматривалась и возможность ракетных ударов по широкому списку инфраструктурных, военных, гражданских целей в Сирии. Он не прибег к этому. Посмотрим, что Трамп будет делать дальше.

Те заявления, которые сделал наш президент и другие российские политики, исчерпывающе объясняют позицию Москвы. На этом, как мне кажется, надо взять паузу. Во-первых, госсекретарь Тиллерсон еще не доехал до России. Посмотрим, с чем он приедет. Во-вторых, не понятно, будет ли какое-то продолжение. Мы помним, как Рейган в свое время  в ответ на теракт ливийцев в Западном Берлине, приказал нанести удар по  военному аэропорту в Триполи и этим ограничился. Тогда продолжения не последовало.

Так или иначе, надо исходить из того, что в нашей сирийской политике мы не должны постоянно ожидать паса из Вашингтона. Нам самим надо просчитывать, что будет там, на земле, кто будет находиться в Дамаске в президентском дворце, варианты могут быть разные.

Повторю известный тезис Кремля, озвучены Дмитрием Песковым вчера: мы никогда не говорили, что поддерживаем персонально Асада. Мы стоим за легитимную власть, которая меняется легитимными путями. Нам важна стабильность Сирии, территориальная целостность, предсказуемость политического курса, контроль над террористической угрозой. Нам нужен спокойный регион, и этим путем надо следовать дальше.