ЛУКЬЯНОВ: Политический прагматик во главе Сербии – самое рациональное решение на данный момент

Премьер-министр Сербии Александр Вучич одержал уверенную победу на прошедших в воскресенье президентских выборах. Согласно предварительным данным, он набрал более 50% голосов избирателей, в то время как его 10 соперников — не более 15% каждый, что обеспечивает его избрание уже в первом туре.

Сам Вучич, объявив в избирательном штабе о своей победе, заявил, что граждане страны, проголосовав за него, продемонстрировали поддержку проводимых реформ, и он готов «продолжить курс в Евросоюз, сохраняя традиционную дружбу с Россией и Китаем». Он выразил благодарность Германии и России за оказанную ему поддержку в ходе избирательной кампании.

Оппозиционные партии накануне выборов предупреждали, что концентрация власти в руках одного человека является опасной. В связи с этим после голосования на избирательном участке Вучич заявил журналистам: «Они могут говорить все, что угодно. Я буду соблюдать конституцию. Это моя обязанность, и я буду поступать именно так».

Эксперты напоминают, что во время предвыборной кампании Вучич пытался добиться поддержки на мировой арене. Незадолго до голосования он провел встречи с претендентом России Владимиром Путиным и канцлером ФРГ Ангелой Меркель. После победы благодарил их за поддержку в ходе избирательной кампании.

«Спасибо им за это, и это говорит о том, что они хорошо думают и о Сербии, и не так уж и плохо обо мне», — заявил Вучич.

При этом эксперты напоминают, что во времена премьерства Вучича, Сербия начала сближаться с Западом. В частности, Белград подписал соглашение о сотрудничестве с Североатлантическим альянсом — СОФА (Status of Forces Agreement). Скупщина (парламент страны) в 2015 году без общественных дебатов и без сообщений для прессы ратифицировала этот документ. В результате Сербия, не будучи членом блока, взяла на себя обязательства, которые имеют полноправные члены НАТО по учредительным договорам альянса. Против подписания и одобрения парламентом этого соглашения в стране прошла серия массовых акций протеста, поскольку многие сербы помнят, что именно авиация НАТО бомбила страну в 1999 году. 

По данным соцопросов, сотрудничество с НАТО не одобряют около 80% сербов. Так что Вучич теперь крайне осторожно высказывается по поводу возможного вхождения Сербии в Североатлантический альянс. Но не факт, что он отказался от этой цели. В этой связи эксперты допускают, что после победы Вучича на выборах Сербия будет вести прозападную политику и постепенно отдаляться от Москвы. 

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», политолог Федор Лукьянов в комментарии для Политаналитики согласился с тезисом, что новый президент Сербии – прагматик до мозга костей:

– Сейчас других вариантов для Белграда просто не может быть, потому что Сербия в силу своей истории пережила очень ярких идеологических харизматиков, и результаты были катастрофические. Сейчас, как мне кажется, нет потенциала в сербском обществе для того, чтобы запускать новый раунд ярко политизированной и идеологически окрашенной политической линии. Просто по причинам исчерпания заряда, это не навсегда, но сейчас это так.

С другой стороны, кто бы ни стоял во главе Сербии, у него очень узкий коридор возможностей.  Да, риторика плавает, был период в Сербии, когда после Милошевича к власти пришли однозначно прозападные силы, был убитый премьер Зоран Джинджич, и ряд других. Потом общественное мнение стало смещаться в сторону более традиционных идей. Но это все на уровне политического маркирования. На уровне практических действий сербским политикам деваться некуда. Они находятся в окружении ЕС и зависимы от ситуации в нём.

До недавнего времени никакой другой перспективы, кроме какой-то формы интеграции в ЕС, у Сербии не было. Нет и сейчас. Потому что Россия при всей нашей внешнеполитической активности реальных альтернатив Сербии не предлагает. И вряд ли предложит – велики технические сложности, в частности, географическая удаленность наших стран друг от друга.

При этом возникает очень тяжелая проблема, которую непонятно, как будут решать сербские, да и прочие балканские политики. Речь  идет о том, что перспективы членства в ЕС на самом деле исчезают. Сербский политический истеблишмент исходил из того, что страна автоматически вошла бы в ЕС и попала под внешнее управление, что для неё местные политики считают, скорее, благом. Сербия, попросту говоря, нашла бы свое место, как это успели сделать Хорватия и Словения.

Сейчас, похоже, эта возможность уходит. Ни о каком расширении ЕС в Брюсселе даже слышать не хотят. Образовалась ловушка: с одной стороны Сербии некуда деваться, с другой стороны  — вариантов практической реализации курса на интеграцию в ЕС нет. Это опасная ситуация. С одной стороны в Сербии целепологание было полностью настроено на будущее членство в ЕС, а с другой – появляется соблазн вести игру с Россией, цель которой не вполне ясна, как мне кажется.

У России как у государства нет желания вернутся на Балканы так, как это было в нашей истории.  Надо еще учесть, что балканские проблемы не решены, они загнаны внутрь. Все исходили из того, что вступление, в том числе, Сербии в ЕС разрубит все гордиевы узлы. Теперь не вполне ясно, каков вектор дальнейших действий в новой реальности.