Игра мышцами вокруг Корейского полуострова может плохо закончиться

Российская система ПВО на Дальнем Востоке приведена в состояние повышенной боеготовности в связи с напряженностью вокруг КНДР. Об этом сообщил сенатор Виктор Озеров, ранее возглавлявший комитет Совфеда по обороне и безопасности.

«Происходящее сейчас вокруг Северной Кореи не может не вызывать у нас чувства обеспокоенности и понимания необходимости принятия дополнительных мер, чтобы обезопасить нашу территорию. Силы ПВО и ВКС укреплены в Дальневосточном регионе»,— приводит слова сенатора агентство «РИА Новости».

В четверг президент США Дональд Трамп в очередной раз заявил, что Вашингтон ответит на действия Пхеньяна, если тот продолжит угрожать ударом по американской военной базе на острове Гуам.

Американские СМИ сообщили, что Пентагон уже разработал план по нанесению превентивного авианалета, под который попадут два десятка военных объектов Северной Кореи.

«Давайте посмотрим, что он сделает с Гуамом. Если он что-то сделает с Гуамом, то в Северной Корее случится то, чего никто до этого не видел», — заявил президент США, охарактеризовав свои высказывания как «заявление», а не как «вызов» лидеру КНДР Ким Чен Ыну. «Он не будет угрожать Гуаму, он не будет угрожать Соединенным Штатам, не будет угрожать Японии и не будет угрожать Южной Корее. Это констатация факта», — добавил Трамп.

Председатель президиума «Совета по внешней и оборонной политике», политолог-международник Федор Лукьянов в комментарии Политаналитике отметил, что нынешняя ситуация вокруг корейского полуострова в корне отличается от внешне подобных во времена администрации Обамы и потому более непредсказуемая и опасная:

— Для США Северная Корея на полноценного внешнего врага не очень тянет. Я думаю, что здесь другая логика. Трампу нужно показать, что он, как президент, очень решительно настроен на защиту безопасности Америки, и не важно, от кого. Это поведение Трампа призвано показать, что в отличие от своего предшественника Обамы, от которого он все время открещивается, нынешний глава Белого дома, пользуясь формулировкой нашего президента, «сопли жевать не будет», а если что, решительно примет меры.

При этом поведение северокорейского руководства тоже вызывает оторопь, потому что такое откровенное провоцирование – очень опасная игра. Конечно Пхеньян,  скорее всего, блефует, но насколько Ким понимает грань, до которой можно блефовать, — это вопрос. Тем более, что сейчас он имеет дело не с достаточно осторожным Обамой, а с человеком, который сам тоже в понимании граней не очень силен.

Но пока, повторюсь, это, скорее всего, блеф, это попытка давления и демонстрация решимости. И все же это опасная воронка. В случае с Обамой тоже так было, ведь когда-то надо реализовывать угрозы (когда речь шла о Сирии). Обама тогда решил, что не надо, и хотя он был прав с точки зрения здравого смысла, очень много потерял с точки зрения престижа и репутации.

С Трампом здесь обратная ситуация: если встанет дилемма между здравым смыслом и престижем, то он, скорее, выберет второе. Я бы не исключал каких-то акций, хотя это крайне опасная вещь, и как мы видим, в самих США нет единого мнения о целесообразности такого шага. Просто бесконечная спираль провоцирования со стороны Северной Кореи и угроз со стороны США не может бесконечно продолжаться, она должна как-то разрешиться.

Зачем это нужно Ким Чен Ыну? Думаю из тех же соображений. Действительно, в прежние времена, когда ситуация в Северной Корее была очень плохая, они примитивно и грубо так выторговывали себе экономическую помощь. Сейчас таких буквальных преференций им не нужно. Сейчас ситуация внутри КНДР намного лучше.

Я думаю, что такая линия Пхеньяна связана с тем, что Ким Чен Ын полагает, что только так можно удержать противников от применения силы. Продемонстрировать бескомпромиссную решимость и собственную в некотором смысле «отмороженность» – вот что должно отрезвить тех, кто полагает, что корейский вопрос можно решить военным путем. Эта логика имеет право на существование, но она, безусловно, опасна, потому что может наступить момент, когда все стороны не захотят потерять лицо. Для восточной культуры это особенно важно. Но это, конечно, очень опасная игра.

России остается только наблюдать за происходящим. Мы не являемся ключевым игроком на этой полянке. Там всё зависит от Китая. Россия, в общем, проводит линию, солидарную с Китаем, хотя для Пекина ставки выше, безусловно.

Либо Россия должна попытаться выступить с какой-нибудь очень серьезной инициативой, — но я, честно говоря, не вижу для этого ни потенциала, ни готовности. При этом мы, безусловно, должны всеми силами отстаивать невоенное решение.

В принципе, если война вдруг случится – в регионе поменяются все расклады. Причем, как именно поменяются, непонятно. Могут быть совершенно разные сценарии, начиная с того, что все притихнут и признают американское доминирование, включая Китай, или наоборот, будет сплочение, чтобы остановить «американскую военщину». И то, и другое возможно.

Но пока непосредственного риска войны, мне кажется, нет.

Политолог Павел Святенков также уверен, что пока угрозы «горячей фазы» нет. В комментарии Политаналитике он так же отметил, что в данном случае идет двусторонняя игра США и Китая:

— Пока никаких признаков отмороженности Трампа мы не видели, никаких отмороженных приказов он не отдавал, поэтому, если не ориентироваться на компанию шельмования Трампа, которая идет в Америке, то особо нерациональных приказов он не отдавал.

Я считаю, что игра вокруг КНДР – это попытка давления на Китай, игра вокруг Китая. Потому что всегда проблемы на северокорейском полуострове, проблемы с поведением КНДР возникают тогда, когда возникают проблемы в американо-китайских отношениях, обычно торговых. Тут северокорейский лидер как нынешний, так и его предшественник, вдруг начинал сходить с ума, запускать ракеты и тому подобное. То есть ситуация на Корейском полуострове – это инструмент давления Китая на США. «Если вы нам хотите устроить проблемы в торговле, мы вам устроим проблемы с Северной Кореей». И в обмен на улаживание ситуации с ней Китай получал те или иные преференции. Трамп эту игру понимает, он требует, чтобы Китай помогал США в урегулировании ситуации вокруг Северной Кореи, и Китай вынужден на это реагировать. Только что принята резолюция Совбеза ООН по санкциям; Китай, кстати, не наложил вето на санкции против Северной Кореи, хотя мог бы это сделать.

Если Трампу удастся решить северокорейскую проблему, это значит, что он сможет напрямую давить на Китай, выполняя свои предвыборные обещания, которые, в частности, включали более честные торговые сделки в отношениях с Китаем. Он говорил, что Китай проводит нечестную торговую политику в отношении США. Чтобы достичь этой честной, по мнению Трампа, сделки, нужно как-то решить северокорейскую проблему или ее ослабить. Этим Трамп и занимается: он пытается вырвать этот условный меч из рук Китая, потому что, если северокорейская проблема в той или иной степени будет решена, то это значит, что пространство маневра для Китая сузится.

Пекин тоже видит эту игру, но для него отношения с США очень ценны, торговля с США очень ценна, и поэтому он пытается, с одной стороны, не дать в обиду своего северокорейского союзника, сохранить его в обойме, чтобы в случае чего не потерять это средство давления на США, а с другой стороны, он пытается Америке помогать, чтобы не попасть под санкции, под какие-то торговые ограничения под предлогом, что Китай не помогает Америке в решении проблемы с Северной Кореей, хотя все знают, что Китай является спонсором Северной Кореи.

Поэтому Китай проводит такую гибкую политику. С одной стороны, он вроде бы идет навстречу США, но идет не до конца. Воинственные заявления Трампа – это, я думаю, в данном случае пока что блеф. Но в случае чего Америка самостоятельно выбьет Северной Корее ядовитые зубы, не посмотрев на мнение Китая, на мнение остальных возможных критиков. А раз так, значит, с США  нужно договариваться, нужно идти на уступки.