Соколов: Геронтократия британской монархии сильнее, чем у брежневского политбюро

В ряде британских СМИ появилась информация о том, что королева Елизавета II собирается передать престол своем старшему сыну принцу Чарльзу в ближайшие 4 года, до своего 95-летия. О чем может говорить эта информация и что она означает для будущего британской монархии? С этими вопросами портал «Политаналитика» обратился к журналисту Максиму Соколову:

— Что это означает – непонятно. Королеве — 91 год, и ясно, что вряд ли она проживет еще очень долго. С другой стороны, смерть человека в таком возрасте, как правило, не воспринимается как ужасное событие, как безвременная кончина. Если это случится – значит, случится. И совершенно непонятно, к чему такие утечки, зачем рассказывать о каких-то планах, которые осуществятся через 4 года. В таком возрасте прожить 4 года не всякому удается. В Британии решили утвердить регентство? Это уже было в британской истории, когда в 1811 году было учреждено регентство при недееспособном короле Георге III, страдавшем острым безумием, а законы не возбраняют утверждать регентство и при телесной немощи. Даже на время года не получится списать эту новость (когда разгар лета, писать не о чем, и пишут Бог знает о чем), – ведь первая информация о том, что разработан обширный план действий на случай смерти королевы, появилась, если не ошибаюсь, в апреле.

Возможно, это всё же свидетельство предстоящего кризиса британской монархии по той причине, что она впала в сильнейшую геронтократию. Ведь не только королеве 91 год, но и принцу Чарльзу будет уже за 70. А учитывая его гены, он, видимо, тоже проживет еще немало лет. На этом фоне политбюро брежневских времен – собрание крепких людей среднего возраста.

Очевидно, что с этим надо что-то делать. Тем более, что царствование Елизаветы II длится аж с 1952 года, причем это царствование – фактически длительный период распродажи Британской империи и полной трансформации королевства. Когда страна из сверхдержавы превратилась, как выразился один политик, во всемирный хаб. Возможно, такие публикации – это просто отражение беспокойства по поводу того, удастся ли сохранить уникальность британской монархии, которая во многом покоится на безусловном авторитете конкретно Елизаветы в обществе.

— В 2014 году на сайте Русская Idea было интервью Дмитрия Галковского о британской монархии, в котором он сказал, что королева – это не просто символ и не фикция, а реальный центр управления, премьер-министр же – «всего лишь губернатор острова».

— Я бы сказал, что у Галковского идеи бывают, скорее, оригинальными, нежели заслуживающими внимания. Я бы не стал с ним полемизировать.

— Тем не менее, можно ли говорить, что британский монарх – нечто большее, что просто символ?

— Еще Наполеон писал в завещании: «Я умираю убитый английской олигархией». Так что, способ правления был олигархическим еще аж почти два века назад. Маловероятно, что теперь олигархия исчезла, а управляет всем одна королева.

— Получается, что принципиально важно – будет ли Чарльз регентом или он будет коронован?

— Вариантов, на самом деле, два. Один – континентальный, испанский или нидерландский: когда королева уходит на пенсию, как Хуан Карлос, и передает свой титул наследнику. Это вариант максимальной секуляризации, при которой монарх некоторое время послужил, а потом уходит на заслуженный отдых.

Второй вариант – это регентство, то есть Чарльз делается принцом-регентом, он подписывает документы, выступает с тронной речью, но формально королем становится только после смерти матушки.

— Британская монархия для многих отечественных консерваторов воспринимается как образец, которого не удалось достичь в России в ХХ веке. На Ваш взгляд, как они отнесутся к такой трансформации института британской монархии, к десакрализации власти монарха?

— С одной стороны, будет происходить дальнейшая десакрализация, откуда прямая дорога к управлению этим институтом. Президент Италии и ФРГ ничуть не хуже, чем испанский или нидерландский монарх. Институт монарха превращается в должность, которая заканчивается уходом на пенсию. С другой стороны, я не считаю, что институт британской монархии так уж популярен в русских консервативных кругах. И потому, что отношения с Англией всегда оставляли желать лучшего, а главное потому, что это очень специфический институт, пережиток, сформировавшийся в ходе довольно специфической британской истории. Импортировать почтенный пережиток – это практически нереально. Так что спокойно отнесутся.