Аватков: Охлаждение турецко-европейских отношений укладывается в политическую логику Эрдогана

Турция уведомила ООН о нарушении правительством Нидерландов международного права. 

По мнению официальной Анкары, Нидерланды своими действиями в отношении министра по делам семьи и социальной политике Фатмы Бетюль Сайян Кайя нарушили Венскую конвенцию о дипломатических сношениях. «Эти действия не соответствуют дипломатическому этикету, а также нормам обычного международного права», — говорится в заявлении.

Турция также потребовала добавить ноту в отчет Генеральной ассамблеи ООН о защите дипломатических представительств и передать ее всем странам-членам.

Напомним, что 11 марта Фатма Бетюль Сайян Кайя прибыла в Нидерланды из Германии с намерением выступить перед турецкой диаспорой. Позже она была блокирована у консульства в Роттердаме, объявлена «нежелательным иностранцем» и сопровождена обратно к границе с ФРГ. Ранее в тот же день власти страны отказались выдавать разрешение на посадку самолета главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу.

В ответ на эти действия президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал Нидерланды «нацистскими последышами, фашистами». Анкара также приняла решение запретить возвращение голландского посла из отпуска, не принимать дипломатические авиарейсы из Голландии и приостановить все контакты на высоком уровне с Гаагой, пока Нидерланды не извинятся за случившееся.

 Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, преподаватель военной кафедры и кафедры языков стран Ближнего и Среднего Востока МГИМО (У) МИД России Владимир Аватков в интервью Политаналитике отметил вполне  закономерное охлаждение отношений Турции с европейскими странами:

–   Турция нуждается сейчас в конструировании внешних врагов, и, учитывая ослабление стремления самих граждан во вступление в ЕС, их усталость от этого процесса, среди населения Турции популярен евроскептицизм. Власти этим пользуются, особенно накануне референдума, в ходе которого надеются получить максимально возможную поддержку политическим реформам со стороны общества.

То есть, основным вопросом и со стороны Анкары, и со стороны Нидерландов было именно внутреннее потребление, расчет на своих собственных избирателей. И в Голландии это помогло правящей элите, и в Турции будет то же самое. Я думаю, что Турция дальше будет нагнетать ситуацию. Голландия, может быть, сейчас попытается уменьшить накал. Но не Анкара.

Доходит до почти анекдотичных случаев типа депортации из Турции голландских коров. И такого, скорее всего, будет еще много.  Вместе с тем, предполагать, что Анкара перейдет грань, отделяющую охлаждение от серьезной конфронтации, я бы не стал. Скорей всего, мы увидим череду санкций и контрсанкций, затрагивающих экономику и политику.

Сейчас говорят, что Турция может выйти из соглашения с ЕС по беженцам и открыть шлюзы, наводнив Европу мигрантами. Проблема усугубляется тем, что договоренности не соблюдаются и не соблюдались с обеих сторон. На территории Турции существует огромное количество лагерей для беженцев. Турция вкладывает очень большие деньги по своей воле, чтобы принимать этих беженцев у себя. И дело не в том, что она не пускает их в ЕС, а в том, что условия, которые предоставляет Турция беженцам, зачастую лучше, чем в европейских странах. И поток беженцев спал, в том числе, и по этой причине.

При этом Эрдоган использует фактор беженцев и внутри страны. С учетом необходимости консерватизировать общество, чтобы население в тех или иных регионах изменило свою структуру. Еще и поэтому поток беженцев сильно спал в последнее врем, а вовсе не из-за договоренностей Турции и ЕС.

При этом, учитывая нынешнее напряжение, я уверен, что Турция может использовать рычаг, в том числе и беженцев, чтобы давить на ЕС. Идея, которая господствует сегодня в турецкой элите: не Турция нуждается в ЕС, а ЕС нуждается в Турции и экономически, и политически, и по вопросу беженцев. И если нужно, то Турция готова ЕС в свой состав принять.

Однако Эрдоган сейчас сосредоточен на проведение референдума. Для этого нужны маленькие и большие победы в конструировании врагов. Что и происходит. В первую очередь, все действия, которые в ближайшее время будут производиться, будут направлены на краткосрочную перспективу.

Что касается отношений с США, все намного сложнее. Посмотрим на результаты будущих встреч руководителей Турции и США. Пока до конца не ясно, какую позицию занимает Трамп в отношении Турции.

Складывается такая ситуация, которая толкает Анкару к более тесной кооперации со странами региона, и в целом со странами Востока. Идет разворот Турции на Восток. У турецкого руководства высокая степень самоуверенности, большие амбиции. Не следует питать надежды на рост лояльности Анкары к тому или иному геополитическому игроку из-за неурядиц на европейском направлении. Для того, чтобы Турция проявляла лояльность в отношении того или иного внешнеполитического игрока, нужно влиять на нее, предлагать ей какие-либо ходы, которые ей будут выгодны, и с которыми она будет соглашаться, для того, чтобы реализовывать наши интересы. И в частности в отношении Турции, России следует применять этот восточный подход, который применяют турки. Россия и восточная, и западная страна, мы можем использовать и те, и другие подходы.