Рейтинг Путина высок даже при условии еще не объявленной кампании

Более половины россиян планируют прийти на выборы главы государства: 24% респондентов будут голосовать «совершенно точно», 34% — «скорее всего», сообщает Левада-центр.

Каждый пятый не собирается приходить на выборы: 10% россиян уверены, что не примут участия в выборах, 10% сомневаются, что будут голосовать. Еще 20% пока не знают, будут голосовать или нет.

Те, кто готов голосовать, считают это своим гражданским долгом (45%), хотят поддержать своего кандидата или делают это, чтобы их «бюллетень не использовали другие» (по 24%). Те, кто не будет голосовать, уверены, что «их участие или неучастие ничего не изменит» (33%), не верят, что выборы будут честными (22%), или просто не интересуются политикой (24%). 

Наибольшей поддержкой россиян продолжает пользоваться Владимир Путин — за него готовы проголосовать 53% респондентов в целом и 67% тех, кто готов принять участие в голосовании. Далее следуют: лидер ЛДПР Владимир Жириновский (его поддерживают по 4% россиян в целом и тех, кто готов голосовать), лидер КПРФ Геннадий Зюганов (3% и 4% соответственно), оппозиционер Алексей Навальный (1% и 2%), глава Минобороны Сергей Шойгу (по 1%), лидер «Справедливой России» Сергей Миронов (по 1%), телеведущая Ксения Собчак (по 1%). Менее 1% россиян в целом и тех, кто планирует прийти на выборы, готовы поддержать лидера «Яблока» Григория Явлинского.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов  в своем комментарии Политаналитике назвал эти цифры своего рода индикатором социальных настроений:

– У каждого социологического центра своя методика. У Левады-центра данные нельзя сравнивать ни с данными ВЦИОМ, ни с данными ФОМ, потому что конкретно по рейтингам кандидатов оба вопроса задавались Левада-центром в открытой форме.

Обычно вопрос про электоральный рейтинг задаётся социологами по закрытой карточке: так моделируется будущий избирательный бюллетень, где перечислены конкретные фамилии кандидатов. Здесь же Левада-центр попросил респондентов самим назвать того политика, за которого они хотят голосовать. По сути, в ответе на этот вопрос измерялся не только рейтинг, но и вообще спонтанная узнаваемость политика. Респонденту самому нужно было вспомнить тех политиков, которые, по его мнению, претендуют на участие в выборах.

Что касается полученных данных по явке, то здесь можно выделить несколько особенностей. По опросу Левада-центра, по сравнению с аналогичным периодом 2011 года – за сто дней до президентских выборов – декларируемая готовность избирателей прийти на выборы значительно ниже. В декабре 2011 года почти 70% опрошенных Левада-центром говорили, что совершенно точно или, скорее всего, проголосуют. Сейчас это только 58%.

Однако есть важнейшее отличие нынешней избирательной кампании от всех предыдущих, – декабрьский опрос 2011 года проводился на пике избирательной кампании по выборам в Госдуму. К тому моменту большая федеральная избирательная кампания длилась уже несколько месяцев, и выборы в ГД, взбудоражившие тогда всё общество, плавно перетекали в выборы президента. Так было всегда, и это было связано с тем, что у нас президентские выборы шли сразу за парламентскими, и парламентские играли, в том числе, роль разогрева и привлечения внимания населения к главному — президентским выборам.

Теперь же из-за разных конституционных сроков полномочий президента и Госдумы президентская кампания – впервые самостоятельная, оторванная от других федеральных и региональных выборов. Поэтому нынешние цифры Левада-центра некорректно сравнивать с теми, которые имели место в 2011 году, без поправки на эту особенность. Сейчас общество еще не вступило в активную фазу избирательной кампании, это срез уровня интереса к выборам в момент, когда прошлые выборы давно закончились, а новая кампания в широком смысле слова не началась.

Кампанию сейчас ведут только отдельные кандидаты-новички: к примеру, Ксения Собчак. Это люди, которые совсем недавно появились в сфере политики и пытаются наработать себе именно политическую известность, но не от них зависит интерес широких слоев общества к выборам. Поэтому делать поспешные выводы о резком снижении явки преждевременно.

Другое дело, что это сигнал, который власти нужно учитывать при планировании информационной кампании. Сейчас доля тех, кто еще не решил, будет голосовать на выборах или нет, заметно больше, чем 6 лет назад. Но и ЦИК еще не начал разъяснительную работу, а основные кандидаты пока не выдвинулись. Многие люди, кто еще не следит за политикой в ежедневном режиме, пока не знают, что именно произойдет 18 марта 2018 года, и эта ситуация поправима.

Если мы посмотрим данные респондентов Левады-центра по мотивации голосования, то у 45% самый популярный ответ – это гражданский долг. А более естественная мотивация на президентских выборов, которые являются выборами между личностями (и для путинского большинства в том числе), — прийти на выборы, чтобы поддержать своего кандидата, – пока не так явно выражена, всего 24%. Этот мотив пока не доминирует именно потому, что многие сторонники Путина еще не в курсе про выборы 18 марта, да и сам Путин пока не заявил о своем выдвижении и не обратился к ним за поддержкой. Задача организаторов избирательной кампании – после новогодних праздников сформировать у путинского большинства нарастающую мотивацию прийти на выборы и сплотиться вокруг своего лидера. Именно на этом этапе кампании будет эксплуатироваться мотив поддержки своего кандидата, и его значимость начнёт расти.

Внешние события вполне могут быть использованы властью для предвыборной мобилизации вокруг Путина в феврале – начале марта. Есть конфликт с МОК вокруг планов недопуска сборной России на Олимпиаду под национальным флагом. Любые ограничения прав российских спортсменов вернут в политическую повестку фактор давления Запада на Россию и спровоцируют ответную реакцию российского общества. Также нас в феврале ждет новый санкционный пакет в отношении российских бизнесменов и госдеятелей со стороны США, и эта тема тоже должна быть отыграна властью именно для сплочения общества и повышения мотивации прийти и своим голосованием выразить поддержку Путину. Большинство избирателей и так уверено, что Путин победит, но в условиях мобилизационного сценария и давления со стороны Запада на Россию для власти крайне важно, чтобы эти сторонники лично пришли на избирательный участок и внесли свой вклад в его победу.

Поскольку по кандидатам от оппозиции задавались открытые вопросы, а практически никто из попавших в этот рейтинг кандидатов еще не начал кампанию, единственная цифра, которая имеет хоть какое-то значение, – это 1% у Собчак. Она на протяжении полутора месяцев при поддержке государственных СМИ вела активную кампанию по продвижению себя как общепротестного и антиэлитного кандидата на выборах, и, учитывая ее стартовую высокую узнаваемость как светской деятельницы и представителя шоу-бизнеса, население должно было хорошо запомнить ее планы стать политиком. Но 1% рейтинга в открытом вопросе – это исчезающе малая величина, тот же уровень, что и у гораздо менее узнаваемого в личном качестве Миронова или давно выпавшего из повестки Явлинского. Поэтому пока трудно говорить о шансах Собчак потеснить того же Жириновского или Зюганова, ведь они еще не начали свои кампании, а за их спиной есть ядерный партийный электорат.

То, что зафиксированное Левада-центром лидерство Путина бесспорно и безальтернативно, а рейтинг его намного выше, чем перед всеми предыдущими выборами, подтверждают другие социологические наблюдения с 2014 года. После возвращения Крыма и удачной Олимпиады в Сочи на рекордно высоком уровне держится и удовлетворенность россиян деятельностью Путина, и их готовность видеть в нем президента следующего срока. При этом любой открытый вопрос немного занижает рейтинг кандидата, чем если бы респонденты выбирали кандидатов из закрытой карточки. Поэтому цифры Левада-центра не являются потолком для результата Путина на самих выборах. В день голосования в копилку его голосов прибавится значительное число пока еще колеблющихся, не определившихся или не принявших решения об участии в выборах, которые часто склонны в итоге присоединяться к лидеру предвыборной гонки. И не будем забывать о том, что сам Путин только-только начал озвучивать контуры своей социальной программы на следующие 6 лет, а это тоже прибавит ему голосов к 18 марта.