Саммит во Вьетнаме, Путин в молчании, Медведев в сложном положении, Явлинский в Сибири

Обзор прессы 14 ноября

Российская пресса продолжает анализировать прошедший во Вьетнаме саммит АТЭС. По мнению ряда экспертов, обычно скучное мероприятие обернулось чередой накладок, обещаний и их опровержений.

Газеты и журналы посвящают материалы теме марта 2018 года.

Владимир Путин по-прежнему отказывается отвечать на главный вопрос – пойдет ли он на очередной президентский срок. Команда президента, возможно, хочет, чтобы избиратели увидели бессодержательность предложений других кандидатов.

«Независимая» пишет, что на примере с выдвижением Путина на четвертый срок хорошо видно различие между системами, в которых, в одном случае, доминирует открытая, публичная политика, а в другом – политтехнологии.

Газета «Труд» напоминает, что правительству Дмитрия Медведева осталось меньше двух месяцев до установленного ему срока выполнения майских указов. И что оно собирается сообщить Владимиру Путину? – вопрошают журналисты издания. Как известно, Путин обещал увеличение к 2018 году размера реальной заработной платы в 1,4–1,5 раза. Однако реальная зарплата (а в президентском указе сказано именно о ней) не только не выросла, но и снизилась на 6%.

В четверг основатель «Яблока» Григорий Явлинский в Томске намерен презентовать третью часть своей предвыборной программы. Она посвящена перераспределению бюджета в пользу регионов. Некоторые газеты называют кампанию политика лучшей по смысловому наполнению среди всех претендентов от оппозиции, но пока не слишком эффективной. В штабе Явлинского обещают наращивать непосредственную работу с людьми и дальше.

«Новая газета» называет прошедший во Вьетнаме саммит АТЭС – саммитом недоразумений. Вьетнаму саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества дал шанс показать свои экономические успехи и продемонстрировать ловкость работы дипломатов страны, пишет издание. Они, например, сумели справиться со склоками, которые возникли вокруг итогового документа совещания. Этот текст почти не меняется из года в год и содержит ритуальные слова о борьбе с протекционизмом и важности усилий по созданию в регионе единой системы свободного движения товаров и капиталов. Задачу выполнить не удается уже много десятилетий, к этому все привыкли, но вдруг появилось новое препятствие: США при президенте Дональде Трампе отвергли саму идею многосторонних торговых альянсов. Вашингтон собирается строить их исключительно на двусторонней основе и заявляет о своем праве на жесткую, практически протекционистскую защиту рынка от нечестных уловок конкурентов.

Принятие заявления саммита к ужасу для его организаторов оказалось под угрозой. Хотя с ней справились: в текст после серии маневров включили туманные формулировки, устраивающие всех. Но оказалось, что это отнюдь не единственное приключение на встрече в Дананге.

Ее участники, например, с любопытством следили за тем, как двустороннюю беседу лидеров России и США на фоне охлаждения отношений между Москвой и Вашингтоном то назначали, то отменяли, то опять как бы согласовывали, а в конце концов, вроде провели, но скомкано и «на ногах».

Все это списали на неловкость и упрямство протокольных служб, хотя, похоже, американцы просто не хотели ввязываться в серьезные переговоры без надежды на устраивающий их результат.

«Несовпадением графиков» объяснили в Дананге и неудачу с очередной попыткой запустить т.н. Транстихоокеанское партнерство (ТТП) с участием 11 стран, включая Японию, Австралию, Канаду и Вьетнам. При отсутствии надежд на создание альянса в рамках АТЭС они намеревались резко снизить между собой ограничения на торговлю и инвестиции.

Трамп из-за нелюбви к многосторонним структурам вывел США из соглашения по ТТП. Однако Токио пытается запустить его и без американцев, надеясь, что Вашингтон когда-нибудь вернется. Япония в Дананге с помпой объявила, что документ о ТТП будет принят лидерами 11 стран, но их встреча не состоялась. На нее просто не явился канадский премьер Джастин Трюдо — якобы из-за проблем с графиком. Потом, правда, стало ясно, что Оттаве просто многое не нравится в подготовленном соглашении и не очень хочется быть в нем без США, своего главного партнера, рассказывает читателям «Новая газета«.

 

«Независимая газета» анализирует плюсы и минусы позднего старта избирательной кампании основного кандидата на выборах в марте следующего года.
Президент может не идти на очередной срок из-за болезни. Обычно граждане осведомлены о здоровье главы государства, для них такое решение не становится сенсацией. В России здоровье президента в принципе не является темой для обсуждения, но и оснований думать, что Путин медлит по этой причине, просто нет: он почти каждый день на экране, он в своей обычной форме.

Президент может не выдвигать свою кандидатуру на второй (или, в нашем случае, на четвертый) срок, если у него низкий рейтинг. Это, например, случай Франсуа Олланда. Его рейтинг знала вся Франция, знал он сам, а также его партия. Однако Путин стабильно популярен, об этом говорят все социологические опросы.

Если нет проблем со здоровьем и рейтингом, то у президента нет и очевидных, понятных причин не участвовать в выборах. Когда в таких условиях с выдвижением медлят, открытая политика уступает место политтехнологиям. Те, кто собирается вести президентскую кампанию первого лица, играют в свои игры, правила которых полностью понятны лишь им самим. Примечательно, что прибегать к таким ухищрениям приходится в стране, где оппозиция ослаблена и шансов проиграть у власти крайне мало.

Какие преимущества может дать Путину поздний старт кампании? Во-первых, он в данный момент не является объектом конкретной критики. Его штабу не приходится реагировать на персональные обвинения – прежде всего со стороны тех, кто впоследствии будет отсеян ЦИКом, не соберет нужные подписи и т.д. Вполне возможно, что в январе в президентской гонке останутся только Путин и «проверенные» оппоненты, которые остро критиковать его не станут.

Во-вторых, штаб Путина, возможно, просто позволяет всем потенциальным участникам кампании высказаться, а избирателям – оценить их компетентность. В этом случае драматургия выдвижения действующего президента вполне понятна. Сначала граждане несколько недель или даже месяцев слышат политиков всех мастей – от Зюганова и Жириновского до Собчак, убеждаются в бессодержательности их предложений, разочаровываются, но тут на арену выходит единственный «человек дела», то есть Владимир Путин.

В СМИ пишут о возможном переносе президентского Послания Федеральному собранию на февраль. И сам перенос, и вброс информации о нем – тоже элементы политтехнологии: понятно, что всё делается для победы, но тактика при этом остается непрозрачной, заключает «Независимая газета«.

 

Газета «Труд» вспоминает, что пять лет назад в одном из майских указов — № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» — Владимир Путин указал: «Правительству обеспечить увеличение к 2018 году размера реальной заработной платы в 1,4–1,5 раза». В тот момент средняя зарплата в стране, по данным Росстата, составляла 25,8 тысячи рублей в месяц. В минувшем августе она подросла до 37 140 рублей — на 43%. Казалось бы, задание выполнено. Однако накопленная инфляция за эти пять лет составила 49,14%. А потому реальная зарплата (а в президентском указе сказано именно о ней) не только не выросла, но и снизилась на 6%. Вместо того, чтобы подняться до 52–56 тысяч рублей. А по данным ВЭБ, реальные доходы населения еще в апреле опустились до рекордно низких за этот кризис значений, достигнув уровней 2009 года.

Кстати, правительству Дмитрия Медведева осталось меньше двух месяцев до установленного ему срока выполнения майских указов, — и что оно собирается сообщить Владимиру Путину? А ведь за неисполнение известного пакета (218 поручений правительству) глава государства грозил чиновникам «публичной политической персональной ответственностью». Между тем последние прогнозы Минэкономразвития показывают, что российские зарплаты вырастут в 1,5 раза лишь через 20 лет!

Не удивительно, пишет газета, что нарастает число трудовых конфликтов. По данным Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), в I квартале их зафиксировано 177, во II — 225, в III — 491. Большинство из них связано с задержками и невыплатами зарплаты. За последние три месяца на 27 предприятиях проблемы с оплатой труда привели к массовым акциям — вплоть до голодовок.

Это уже тенденция. Что характерно и печально: одной из самых бесполезных инстанций для рабочих стали профсоюзы. Ибо за периодическими обличительными речами главы ФНПР Михаила Шмакова ничего не стоит и не следуют никакие практические дела. Полтора года лежит без движения в Госдуме законопроект, обязывающий работодателей индексировать зарплату работников хотя бы на уровне инфляции, — и профсоюзы помалкивают. А ведь количество «работающих нищих» (получающих зарплату меньше прожиточного минимума) в стране уже больше 5 млн человек. «Работающих бедняков» еще больше: шестая часть всех работников в России не могут обеспечить себя и свои семьи, говорится в бюллетене аналитического центра при правительстве.

Работодателям это выгодно: пока есть дешевая рабочая сила, предприятию нет нужды заниматься инновациями. Ибо при зарплате квалифицированного рабочего 4-го разряда ниже 400 долларов автоматизация производства нерентабельна. Зато для общего развития экономики страны это смерти подобно. В результате Россия уже «похоронила» торжественно объявленную в том же 2012 году Владимиром Путиным программу создания 20 млн высокотехнологичных рабочих мест, заключает газета.

 

«Независимая» рассказывает о поездке одного из участников президентской гонки Григория Явлинского по регионам. Третья часть избирательной кампании политика будет посвящена бюджетному федерализму.

В Сибири Явлинский намерен выступить за отмену существующего бюджетного планирования, при котором большая часть доходов направляется в федеральный Центр. Вместо этого он предлагает ввести формулу – 33%–33%–33%, то есть равное распределение между Москвой, регионами и муниципалитетами.
Инициированная Явлинским реформа предполагает и тотальное перераспределение средств – от государственного аппарата, силовиков и обороны, как сейчас, в социальную сферу, здравоохранение и образование.

«Вообще мы делаем ставку на разговор с людьми, будем объяснять им необходимость изменения сегодняшней политики на конкретных примерах; вот, в частности, на примере бюджета, как неэффективно тратятся их налоги, – сказал «НГ» член федерального бюро «Яблока» Иван Большаков. – Явлинский будет ездить и говорить, а также председатель партии Эмилия Слабунова, зампред партии Николай Рыбаков и другие, наши волонтеры на пикетах будут разговаривать. Мы раздали миллион листовок против войны в Сирии, сейчас хотим в два раза больше раздать. И это еще до официального старта избирательной кампании».

«НГ» отмечает, что, с точки зрения уличной активности, все этапы кампании являются «пикетными», то есть никаких крупных митингов во время поездок Явлинского «Яблоко» в отличие от Алексея Навального принципиально не устраивает. Поэтому, хотя кампания Явлинского заметно более содержательна, внимания СМИ и общества она привлекает значительно меньше, чем, скажем, региональное турне того же Навального. Сейчас же в президентскую гонку вступила и телеведущая Ксения Собчак, еще больше рассеяв внимание оппозиционной части общества.

Между тем, штаб Явлинского сделал ставку на другие способы мобилизации и агитации. Там говорят, что митинги как способ привлечения внимания к персоне – неэффективны. На них всё равно приходят только сторонники, специально мобилизованные для этого. Получается красивая картинка, но бессмысленная и дорогая – как в случае с Навальным.

По мнению эксперта, отказ Явлинского от митингов связан с тем, что он некомфортно себя в этой среде чувствует. «Если бы Явлинский ездил по регионам и собирал митинги, эффективность также могла бы быть не очень большой, и они были бы не очень многочисленными, но внимание такая активность бы точно привлекала», – рассуждает ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин.