Зеленая энергетика: дело — дрова

Дмитрий Дробницкий

С легкой руки А.Б. Чубайса в нашей медиа-среде возобновилась дискуссия о так называемой «зеленой энергетике», или, говоря иначе, «возобновляемых источниках энергии».

В своем интервью «Российской газете» председатель правления ОАО «Роснано» говорил в основном о грядущем кризисе электрогенерации в России: якобы уже через семь лет потребление электричества превысит мощности имеющихся энергоблоков, и тогда наша страна столкнется с серьезными и почти неразрешимыми проблемами. Для предприятий это будет означать «голодный энергетический паек», а для граждан кризис обернется огромными счетами «за свет».

Насколько нарисованная бывшим главой РАО ЕЭС картинка соответствует действительности, с точки зрения состояния генерирующих мощностей России, я думаю, должны оценить отраслевые специалисты. А у них заявления Анатолия Чубайса вызвали удивление. Так, Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в интервью порталу «Политаналитика» заявил, что в нашей стране сейчас наблюдается «абсолютный профицит мощностей», который и через десять лет никуда не денется.

Эксперт также обратил внимание на то, что рост тарифов для населения и бизнеса отчасти связан с системой госдоговоров на вводимые мощности, из-за которой все капитальные затраты на построение новых энергоблоков ложатся на потребителя. Это касается и станций на газе, и АЭС, которые планирует строить «Росатом».

Думаю, на этот счет существуют и другие точки зрения, не менее подкрепленные знанием «матчасти». Возможно, не так уж плохи планы повышения доли атомных станций в общем объеме отечественной электрогенерации. Да и модернизация имеющихся ГЭС, а также энергоблоков, работающих на углеводородном топливе, — не самая безумная идея.

Повторюсь. Это вопрос к специалистам, которые должны провести точные расчеты, спрогнозировать динамику спроса на киловатты и сопоставить ее с износом имеющихся мощностей.

Но интервью Чубайса носило не технологический, а ярко выраженный политический характер. Особое внимание руководитель «Роснано» уделил развитию возобновляемых источников энергии. И государство, по его мнению, должно всемерно поддерживать такое развитие. Анатолий Борисович назвал это своей «принципиальной позицией».

В этой принципиальности он сходится со своими либеральными единомышленниками на Западе. Чем левее партия или политический деятель в Европе или Америке, тем чаще и эмоциональнее он говорит о «зеленой энергетике» и необходимости участия государства в ее развитии.

Это стало частью либеральной политической повестки, наряду с однополыми браками и открытыми для «мечтателей» (т.е. мигрантов) границами.

Тема возобновляемых источников энергии довольно громко звучала в мире до 2014–2015 гг. Одним из главных ее пропонентов был 44-й президент США Барак Обама. Даже в разгар второй волны сланцевого бума он призывал не забывать об «энергии солнца и ветра».

В последнее время тема муссируется менее активно. Взрывного роста альтернативной энергетики так и не случилось. Более того, выяснились факты, которые ставят ее развитие под большой вопрос. Смелым планам по выходу передовых держав на 80–100-процентную «зеленую» генерацию к 2050 году, судя по всему, не суждено сбыться.

Чтобы понять, в чем тут дело, необходимо прежде всего избавиться от навязанной нам пропагандистской картинки: мол, альтернативная энергетика будущего идет на смену устаревшему сжиганию ископаемого топлива, благодаря чему человечество предотвращает страшную климатическую катастрофу.

Апологеты «новой энергетики» уверяют нас в трех вещах:

  • Сжигание углеводородов ведет к росту содержания двуокиси углерода в атмосфере, что влечет глобальное изменение климата (они теперь уже опасаются говорить «глобальное потепление»).
  • Возобновляемая энергетика — это в основном ветряные генераторы и солнечные батареи. Видели их в Европе? Вот за ними и будущее. Но уже сейчас они вносят существенный вклад в электрогенерацию.
  • Возобновляемые источники энергии экологически чисты, безопасны для окружающей среды и человека. Даже современный уровень развития технологий позволяет в течение 20 лет полностью перейти на «зеленую» генерацию, которая к тому времени сравняется по себестоимости с тепловой.

Всё это неправда.

Что касается глобального изменения климата, происходящего из-за выбросов углекислого газа в атмосферу, то это крайне сомнительная, с реальной научной точки зрения, гипотеза. Причем гипотеза, не подтвержденная экспериментально. Любому человеку с базовыми знаниями физики понятно, что повышение даже вдвое концентрации в атмосфере газа, которого в настоящий момент содержится в ней менее 0,5%, не может послужить причиной глобального климатического сдвига. Кроме того, мировой океан при нынешнем климате выбрасывает в атмосферу в десять раз больше CO2, чем вся промышленность и транспорт Земли.

Но и сам климатический сдвиг, возможно, является подтасовкой. Борцов с глобальным потеплением не раз ловили на нечестной игре. Так, в феврале этого года сотрудник Национального управления океана и атмосферы США (NOAA) Джон Бэйтс поведал прессе, что его ведомство подделало данные научных наблюдений и уничтожило свидетельства того, что в период с 1989 по 2013 год повышения среднеземной температуры не отмечалось. Сделано это было в преддверии Парижской конференции, где в 2015 году был подписан знаменитый протокол по изменению климата.

Ладно, скажете вы, пусть динамика и причины изменения климата — вопрос спорный. Но ведь «зеленая» энергетика отличается от «устаревшей» тем, что она опирается на неисчерпаемые источники. Разве это плохо? Устремленная в будущее Европа потому и делает на нее ставку. Там скоро всё электричество будет генерироваться солнечными батареями и ветряками. Так ведь?

Нет, не так.

Под возобновляемыми источниками энергии понимаются не только «солнце и ветер». К ним относятся также термальная и гидроэнергия, а также… биомасса. При всех бравурных заявлениях об успехах «зеленой» генерации в Европе на ее долю приходится лишь 11%. И из этих 11 процентов лишь 16.8% приходится на «солнце и ветер». Если говорить точнее, в Европе сегодня используются следующие возобновляемые источники энергии (данные Eurostat): биомасса (64%), гидроэлектроэнергия (16%), ветер (11.2%), солнце (5.6%), геотермальная энергия (3.2%).

Таким образом, в общем объеме европейской генерации на ветряки, солнечные и геотермальные станции приходится всего лишь 2.2%. Таким образом, когда еврочиновники и либеральные политики говорят о значительной доле возобновляемых источников в общем балансе генерации, они на картинке показывают ветряки и солнечные панели, а подразумевают сжигание биомассы.

Что же такое биомасса? Какая-то ее часть — это мусор, или, говоря по-научному, твердые коммунальные отходы (ТКО). Что ж, сжигать накапливаемый городами мусор и одновременно вырабатывать электричество — отличная идея. Проблема состоит в том, что такое сжигание гораздо менее экологично, чем сжигание природного газа. Но главным источником биомассы является… древесина. И это не отходы деревообработки, а свежеспиленные лесные деревья.

Город Берлингтон (штат Вермонт) недавно стал первым городом в США, обеспечивающий себя электричеством за счет возобновляемых источников энергии. Львиная доля генерации обеспечивается здесь за счет сжигания измельченной древесины на станции McNeil. Она потребляет 400 тыс. тонн сырья в год, для чего вырубается более 600 тыс. деревьев. Вермонт — богатый лесами штат, но такими темпами он может лишиться своего богатства. На место пошедших в топку деревьев сажаются новые, но за год они, разумеется, не успевают вырасти до размеров, пригодных для электростанции.

Таким образом, «зеленая» генерация в буквальном смысле обеспечивается дровами. Это не будущее. Это дремучее прошлое человечества, которое рекордными темпами уничтожало леса до начала промышленного использования каменного угля.

И это всё равно сжигание углеводородосодержащего сырья. А как же сокращение выбросов CO2? Тут «зеленые» приводят поистине «мастерский» аргумент: мол, молодые деревья, высаживаемые на месте вырубки, поглощают углекислый газ гораздо быстрее старых, поэтому в целом выброс парникового газа сокращается. Остается только развести руками!

Возобновляемым топливом также называют метанол (вместо бензина) и различные масляные смеси (вместо солярки), которые вырабатывают из кукурузы и других сельскохозяйственных культур. Поскольку в США при Обаме были введены субсидии поставщикам биотоплива, фермеры штата Айова практически перестали продавать зерно, — они перерабатывают его в метанол. За несколько лет это привело к нарушению циклов землепользования и опустыниванию больших площадей. Кроме того, перегонку зерна в метанол никак нельзя назвать экологически чистым процессом. И безопасным тоже: в Америке ежегодно фиксируются десятки смертей, вызванных возгоранием аппаратов для перегонки и удушением вредными веществами.

Ну а что же с ветряками и солнечными станциями? Они-то точно экологически чисты и безопасны, правда?

Нет, неправда.

Когда нам говорят об «энергии солнца», то показывают ряды солнечных батарей. Однако промышленные объемы электроэнергии вырабатывают не они, а солнечно-тепловые станции, на которых свет при помощи тысяч зеркал фокусируется на резервуаре с водой, которая, превращаясь в пар, вращает турбину генератора.

В США такие станции строят в пустынях, где солнце светит практически круглый год. Но даже здесь эти сооружения наносят огромный ущерб окружающей среде. Станция Ivanpah компании NRG Energy Inc., построенная на федеральных землях вблизи границы Невады и Калифорнии, разогревает воздух и грунт вокруг себя до температуры 550 градусов по Цельсию. Это нарушило циркуляцию подземных вод и привело к вымиранию растительности на сотню километров вокруг. Помимо этого, станция стала причиной массовой гибели птиц, которые летели к ней, принимая зеркала за озеро. В 2016 году из-за износа механизмов поворота зеркал на станции воспламенилась башня с генераторами, в результате чего ее пришлось строить заново.

Солнечные панели не столь опасны в эксплуатации, но их производство далеко от экологического идеала. В нем, помимо прочего, используется фосфор, бор и диоксид титана. Кроме того, чтобы обеспечить работу 1 гектара панелей, потребуется еще два гектара для размещения коммутаторов, инверторов и, самое главное, аккумуляторных батарей. Без всего этого сопутствующего оборудования станция не сможет обеспечить надежное энергоснабжение. Сколько же выработает такая станция при нынешнем уровне развития технологий? Примерно столько, чтобы обеспечить электричество двух-трехэтажный городок площадью в семь-десять га. Это какую же часть Подмосковья надо превратить в «царство солнца», чтобы снабдить электроэнергией нашу столицу?!

Не забывайте, что в Техасе солнечно почти круглый год, а что делать в средних широтах? Выход один — коммутировать подачу энергии между разными источниками. В воображении апологетов «зеленой» генерации коммутация должна осуществляться между ветряками, ГЭС, солнечными и геотермальными станциями.

Но на деле получается совсем иначе. Германия, являющаяся лидером ЕС по темпам роста ветряной генерации, столкнулась с необходимостью увеличивать загрузку электростанций, работающих на угле. Ветер дует отнюдь не всегда, солнце светит лишь чуть чаще, чем в европейской части России, геотермальных источников и рек недостаточно: приходится возвращаться к углю. С 2002 по 2014 год, по мере строительства ветряков по всей стране теплоэлектростанции ФРГ увеличили потребление угля более, чем на треть. Вот тебе и экологически чистое решение!

К тому же, ветряки только издалека выглядят безобидно и красиво. Для местных сообществ, проживающих рядом с «полями будущего», заставленными ветрогенераторами высотой с 50-этажный дом, «будущее» обращается кошмаром.

В 2009 году парламент канадской провинции Онтарио принял Акт о зеленой энергетике. Налогоплательщик вложил миллиарды в построение ветряков, которые вроде бы строились «по уму», то есть с учетом розы ветров. В результате, очень много установок оказались в непосредственной близости от населенных пунктов. В 2014 году журналисты телекомпании Surge Media провели независимое расследование и выяснили, что «зеленая» энергетика превратила жизнь жителей Онтарио в ад. По результатам расследования был снят фильм «К черту ветер», который был показан по телевидению и привел к правительственному кризису.

Ветряки производили жуткий шум и вибрацию. Шум мешал спать местным жителям, многие из них заработали хроническое расстройство сна и другие психические заболевания, возросло количество смертей от сердечно-сосудистых болезней. Вибрация нарушила баланс почвенных вод и стала причиной гибели и миграции множества животных. В некоторых районах стало невозможно заниматься сельским хозяйством. Кроме того, возросли тарифы на электроэнергию.

В Онтарио проблема коммутации встала в полный рост, но правительство решило ее одним росчерком пера. Компании, поставляющие на рынок «энергию ветра», получили контракты, согласно которым сеть обязана покупать у низ всю электроэнергию тогда, когда она производится (а не тогда, когда она нужна). И что бы вы думали? Как и в Германии, пришлось размораживать несколько угольных ТЭС.

Нидерланды начали сворачивать свою программу по строительству ветряков еще в 2011 году. Генераторы, расположенные на берегу, вызывали недовольство граждан, а построенные на морском шельфе слишком часто ломались из-за коррозии и штормов. Именно тогда страна и уступила пальму первенства в развитии «зеленой» генерации Германии, а заодно и в размере тарифа на киловатт-час.

Всё сказанное вовсе не означает, что нас не должны заботить загрязнение окружающей среды и потенциальная (но не через 15–20 лет, конечно же) исчерпаемость ископаемых видов топлива. Энерго- и теплосберегающие технологии, повышение энергоэффективности, ужесточение природоохранных требований к производствам и средствам транспорта — это вещи реальные, которые уже вошли в нашу жизнь.

Не значит это и что «энергия ветра и солнца» вообще не должна использоваться. В отдаленных районах солнечных регионов «зеленая» генерация может стать отличным решением. Со временем КПД солнечных панелей возрастет. Появятся и аккумуляторы, способные накапливать электроэнергию в промышленных масштабах. Анатолий Чубайс в своем интервью сказал, что они будут изобретены «через десять лет».

Что ж, через десять лет всё и правда может поменяться. В таком случае развивать альтернативную энергетику тоже следует начинать через десять лет. Ведь если технологии уйдут далеко вперед, все «электростанции будущего», построенные к сегодняшнему дню, придется сносить.

Но апологеты «зеленой» генерации продолжают настаивать на ее развитии прямо сейчас и несмотря ни на что. При этом они не скрывают, что без государственных субсидий и повышения тарифов ничего не получится. Налогоплательщик и потребитель электроэнергии, по мнению либералов, обязан оплатить их фантазии.

Впрочем, фантазии ли это? Или холодный расчет на получение твердого дохода и повышения своего влияния? Когда о развитии «зеленой» энергетики говорит Элон Маск, он продвигает свои технологии, которые прибыльными — как и электромобиль Tesla — могут сделать только государственные субсидии.

Вполне возможно, что и Анатолий Борисович лоббирует интересы подконтрольной ему корпорации. Но объяснить его высказывания только лишь бизнес-интересами нельзя. На мой взгляд, более всего г-н Чубайс хотел оказаться в тренде. В либеральном тренде. Его интервью — это такой сигнал западным товарищам: «Я свой!» Однополую любовь в России особо не попиаришь — статья УК имеется, а вот «зеленый» взгляд на мир — сколько угодно.

И вот еще что прояснили высказывания главы «Роснано». Это раньше наши либералы могли быть просто западниками и говорить нечто абстрактное о верховенстве закона, демократии и правах человека. Даже о рынке заикались. Но теперь, когда в мире поднимается волна «правопопулистской реакции», они всё больше будут леветь — вслед за своими западными братьями. Вот услышали мы сейчас о государственных субсидиях и «зеленой» энергетике. Скоро услышим что-нибудь о социальных гарантиях. И о мигрантах. И об этнических меньшинствах. О правах женщин. И о «бандитском характере капитализма» (во всяком случае, в России). А как еще? Иначе не поймут…