Новый Конституционный Конвент, или когда Вашингтон не может, а граждане не хотят

Дмитрий Дробницкий 

Дональд Трамп обещал своим избирателям «осушить вашингтонское болото», и этот его лозунг встречали долгими овациями на предвыборных митингах, а также во время инаугурационной речи.

Но на деле покончить с засильем профессиональной околополитической бюрократии, обросшей специальными интересами и фактически узурпировавшей власть в столице США, оказалось не так просто. «Президент-выскочка» столкнулся не только с сопротивлением судов, оппозиции в Конгрессе и либеральных СМИ, но и с саботажем со стороны клерков, работающих в Белом Доме, госдепартаменте и других министерствах.

Против Трампа довольно активно играет, по крайней мере, часть разведсообщества. Речь не идет о полевых агентах или рядовых сотрудниках спецслужб, которые в своем подавляющем большинстве — вместе с военнослужащими и полицейскими — голосовали за 45-го президента. Отстранить от власти или, на худой конец, «приручить» Большого Дональда стараются вашингтонские боссы силовых ведомств, которые живут и работают в столице уже давно и повидали на своем не одного президента. Настроения этих людей достаточно хорошо известны: мол, «лидеры свободного мира» приходят и уходят, а они, «хранители республики», остаются…

Федеральный округ Колумбия — это совершенно особое место. Его населяют люди, которые думают совсем не так, как вся Америка.

Судите сами. На президентских выборах в США победил Дональд Трамп. Он выиграл по количеству выборщиков, но уступил своей сопернице, Хиллари Клинтон, в общенациональном голосовании 46.1% на 48.2%.

В целом, по стране за противника Трампа выступили 48.2% пришедших на избирательные участки граждан. Разумеется, в наиболее либеральных штатах Хиллари получила довольно значительный перевес. Так, в Вермонте она набрала 56.7%, в Нью-Йорке 59%, а в Калифорнии аж 61.7%. Кстати, именно небывалой явкой демократических избирателей в штате Калифорния (а это самый густонаселенный штат Америки) и объясняется в основном ее «выигрыш» в общенациональном голосовании.

Калифорнийский результат — это рекорд Хиллари Клинтон и антирекорд Дональда Трампа… если бы не Федеральный округ Колумбия. Здесь за экс-госсекретаря отдали свои голоса 90.5% избирателей.

Во всей Америке — 48.2%, а в Вашингтоне и его пригородах — 90.5%!!!

Это и есть вашингтонская бюрократия, вашингтонское болото. Здесь живут, разумеется, лавочники, домовладельцы, таксисты, сантехники и пенсионеры, но подавляющее большинство «коренных» столичных жителей — это работники федеральных ведомств и их семьи, технический персонал Белого Дома и Капитолия, журналисты вашингтонского пула, профессиональные лоббисты и сотрудники мозговых центров (которые в прошлом были госслужащими или мечтают ими стать). И более 90% из них хотели бы, чтобы в Овальном кабинете оказалась Хиллари Клинтон, которая всю свою предвыборную кампанию построила на том, что президент Трамп — это неприемлемо.

Рекс Тиллерсон приходит в здание госдепартамента и встречает как минимум 90% сотрудников, которые ненавидят его шефа. Дональд Трамп проходит мимо секретарш и посыльных в Белом Доме, и девять десятых из них смотрят ему вслед с ненавистью. Пресс-секретарь президента Шон Спайсер приходит на ежедневный брифинг для прессы, и ЛИШЬ каждый девятый репортер НЕ считает своим долгом уколоть его, подловить и высмеять…

В центральном аппарате ФБР в здании им. Гувера 90% сотрудников желают Трампу импичмента. Весь расквартированный в столице персонал ЦРУ, АНБ и МВБ думает о том же. Все основные редакторы и менеджеры одной из главных газет страны, The Washington Post, каждый Божий день работают на дискредитацию президента.

Дело, впрочем, не только в том, что их не устраивает Дональд Джон Трамп или какой-либо другой президент-республиканец. Все перечисленные выше категории жителей столицы считают себя ядром республики, совестью нации и обладателями истины в последней инстанции.

Для медиа Первая поправка к конституции уже давным-давно не означает свободу слова и вероисповедания для каждого американца. По их мнению, конституция говорит лишь о правах прессы. Уточню: о ее привилегиях и власти. С легкой руки редакции The New York Times Дональда Трампа с момента инаугурации стращают «зловещим» предупреждением: «Еще ни один президент не выиграл войну у СМИ».

Ключевое слово — война. Не «люди имеют право знать правду» и не «наиболее полное информирование общественности». Нет, война. А на войне все средства хороши.

Недавняя явно выдуманная история о «сливе» президентом США «чувствительной разведывательной информации» министру иностранных дел Лаврову — разумеется, со ссылкой на анонимные источники — продолжает муссироваться даже после того, как все (все!) американские официальные лица, присутствовавшие при встрече Трампа, Сергея Лаврова и посла Сергея Кисляка, опровергли эту липу.

Новый день — новые «разоблачения». Теперь некий сотрудник европейской спецслужбы «высказывает озабоченность» поведением американского лидера — мол, союзники теперь тридцать раз подумают, прежде чем делиться с США разведданными. И новое «достижение свободы прессы» — не назван не только сам источник и его место работы, но даже государство, которое «теперь еще подумает».

От медиа не отстает и разведсообщество. Увольнение директора ФБР Джеймса Коми критиковали все, кому не лень. Дело пытались представить таким образом, будто это «новый Уотергейт», поскольку Коми, якобы, «слишком близко подобрался» к окончательному раскрытию «русского дела» и «пострадал за правду».

Сотрудники спецслужб, среди которых, как известно бывших не бывает, могут по-разному относиться и к приходу к власти Трампа, и к его решению отстранить директора Бюро от должности, но совершенно точно обязаны думать сообразно конституции, а не в соответствии со своими предпочтениями. Но нет! Бывший глава национальной разведки США (назначенный при Обаме) Джеймс Клэппер в своем недавнем интервью телекомпании CNN, комментируя увольнение Коми, заявил, что «важнейшие институты американской демократии» находятся не только под атакой «внешних враждебных сил, но и внутренних».

Далее — прямая цитата:

Ведущий: «Внутренних? То есть со стороны президента?».

Клэппер: «Совершенно верно».

Ведущий: «Потому что он увольняет тех, кто представляет собой сдержки и противовесы?».

Клаппер: «Наши гениальные Отцы-Основатели создали три равных по влиянию ветви власти и встроенную систему сдержек и противовесов. Сейчас эта система под ударом, она рассыпается…».

Секунду, мистер Клэппер! Во-первых, вы всерьез полагаете, что президент является внутренней угрозой для США? Ладно, учтем…

Во-вторых, в основополагающих документах Отцов-Основателей ни слова не сказано о ФБР. Многие специалисты в области конституционного права до сих пор считают, что сегодняшние широкие полномочия Бюро противоречат духу и букве основного закона. Но даже если пренебречь столь радикальной точкой зрения, все равно непонятно: какое отношение директор федерального силового ведомства имеет к сдержкам и противовесам?

По конституции друг друга уравновешивают три ветви власти — исполнительная, законодательная и судебная. Руководитель ФБР является федеральным чиновником, представителем исполнительной вертикали. При чем тут заветы Отцов-Основателей?

На мой взгляд, Джеймс Клэппер допустил, что называется, оговорку по Фрейду. Похоже, он и правда считает, что он и ему подобные представляют собой отдельную ветвь власти, часть тех сдержек и противовесов, которые могут «спасти страну» от «неправильного лидера». Эдакая спецслужбистская ветвь — как сказали бы американцы, Deep State Branch of Government

Но и с прописанными в конституции ветвями власти есть проблемы. Взять хотя бы Конгресс. Согласно последним опросам, ему доверяет не более 18% американцев. Несмотря на то, что полное переизбрание его нижней палаты (и частичное, но довольно основательное — верхней) происходит каждые два года, рейтинг парламента США продолжает падать. Каким же образом можно доверить «сдерживание» президента с индексом одобрения 40% (да, рекордно низкий в первые полгода правления) можно доверить органу, которому не верят 82% граждан? Не верят, хотя фактически только что избрали своих представителей?

С судебной властью дела обстоят еще сложнее. Вне всякого сомнения, судебная система США, несмотря на всю справедливую критику в ее адрес, является одной из самых эффективных и справедливых в мире, во всяком случае, в части гражданского и уголовного делопроизводства, особенно с участием коллегии присяжных. Проблемы начинаются тогда, когда какой-либо федеральный судья (или судьи) начинает интерпретировать закон.

Удивительно, но судебная машина, которая славится тем, что практически ничего не может решить в отсутствии коллектива независимых граждан (или под дамокловым мечом их неизбежного вердикта) в делах об убийстве, изнасиловании или споре «маленького человека» против влиятельной корпорации, столь быстра на руку, когда дело касается вмешательства в дела исполнительной и законодательной ветвей власти.

Так, аборты и однополые браки были признаны конституционными правами граждан Верховным Судом США, несмотря на то, что Конгресс и власти многих штатов протестовали против такого решения. При этом была прямо нарушены положения Десятой поправки, согласно которой федеральные власти (включая судебные) не могут устанавливать обязательных для всех штатов норм, помимо тех, что указаны в тексте конституции и Билле о правах.

Вместе с тем, Верховный Суд так и не дал отповеди тотальной прослушке, развернутой после 11 сентября под предлогом борьбы с терроризмом, несмотря на то, что она прямо противоречит Четвертой поправке.

Зато когда президент Трамп подписал указ (в полном соответствии с законодательством) об ограничении или запрете въезда в США лиц из отдельных стран, для блокирования его решения было достаточно решения окружного федерального судьи в городе Сиэтл. Это решение было политизированным и неправосудным. Но пройдут месяцы, прежде чем его начнет обсуждать Верховный Суд.

Между тем, решения самого Верховного Суда уже давно оцениваются в США не специалистами по юриспруденции, а политическими аналитиками: кто из судей придерживается либеральных взглядов, а кто консервативных, кто из них был назначен Клинтоном или Обамой, а кто — Бушем или Трампом…

Бюрократы, лоббисты, федеральные судьи, представители медиа и разведсообщества — все они словно создали непреодолимый заслон на пути волеизъявления американских граждан.

Почти три четверти депутатов заксобраний штатов и губернаторов являются консерваторами, но, как минимум, 90% сотрудников федеральных ведомств имеют либеральные убеждения. Избиратели отправляют в Вашингтон все новых и новых консервативных конгрессменов, но они попадают в «ласковые руки» столичных лоббистов и «плывут». Граждане избирают президентом Трампа, но он попадает под перекрестный огонь медиа, спецслужб и чиновников…

Так что же, «вашингтонское болото» осушить физически невозможно? Глобалистский бастион медиа, бюрократии и спецслужб несокрушим?

Возможно, так оно и есть. Вот только у американских консерваторов, которые стояли за восхождением Движения Чаепития и Дональда Трампа, на сей счет другое мнение.

Общественная организация «Проект Конвента штатов» начала действовать в самом начале 2017 года, когда стало понятно, что даже избрание Трампа не заставит «вашингтонскую ветвь власти» потесниться. Члены этой НКО уповают на Пятую статью конституции США, согласно которой поправки к основному закону может принимать не только Конгресс, но и Конвент штатов.

Любая поправка к конституции должна быть ратифицирована тремя четвертями штатов (их законодательными собраниями). До этого ее должен принять Конгресс двумя третями голосов. Но, согласно Пятой главе, есть и другой путь. Сначала две трети штатов созывают Конвент, затем этот орган принимает поправку (или поправки), после чего три четверти штатов утверждают конституционную норму. Последний раз такой законодательный процесс имел место в ходе принятия конституции США в XVIII веке.

Это кажется фантастикой, но похоже, что он может повториться в веке XXI. На сегодняшний день заксобрания уже двенадцати штатов приняли резолюцию о сборе Конвента. Всего для запуска процедуры, согласно Пятой статье, нужно тридцать четыре штата. Под полным контролем республиканцев находятся тридцать два. Но это до промежуточных выборов 2018-го…

Одним из лидеров «Проекта Конвента» является консервативный писатель, публицист и радиоведущий, бывший сотрудник администрации Рональда Рейгана Марк Левин. В интервью телеканалу Fox News он заявил: «Вашингтон сам не поступится властью. Он просто так не вернет ее народу США. Народ должен забрать ее сам. Законным путем. И Пятая статья дает нам легитимный путь возвращения к Соединенным Штатам, какими их задумали Отцы-Основатели».

Левин предлагает пакет из так называемых «поправок о свободе», в том числе о сбалансированном бюджете, снижении давления федерального центра на штаты (в том числе — о праве штатов отменять решения Верховного Суда на своей территории) и т.п. Более умеренные сторонники проекта предлагают ограничить компетенции ВС США, ограничить срок пребывания конгрессменов в должности и их дальнейшего участия в лоббистской деятельности, что, кстати, говоря, совпадает с пунктами предвыборной программы Дональда Трампа. Не исключено, что под вопрос может быть поставлены и полномочия федеральных спецслужб.

Большинство аналитиков сегодня задаются вопросом: сколько еще месяцев выдержит Трамп? Когда он освободит Овальный кабинет и тем самым подтвердит тезис о непобедимости «вашингтонского болота»?

Но что насчет других вопросов: почему «неспокойные» американские консерваторы не могут пойти дальше бунта Движения Чаепития в 2008-14 гг.? Почему они должны остановиться на избрании Трампа в 2016-м? Что будет, когда постановления о Конвенте примут, скажем, 28 штатов? Или 30? Что если атакуемый со всех сторон 45-й президент поддержит эту инициативу? Что если уже в конце 2017-го он поедет по стране с митингами в ее поддержку?

Само собой, созыв полноправного конституционного форума, действующего в обход Конгресса и Верховного Суда, будет иметь самые непредсказуемые последствия — и это мягко сказано! — для американской государственности. Кто знает, какие изменения в конституцию захотят внести делегаты Конвента! А ведь долгая неизменность основного закона США является главной составляющей стабильности этого государства.

Вместе с тем, нельзя не признать, что данная консервативная инициатива является естественным ответом на поведение зарвавшихся вашингтонских функционеров.

Весь мир вздохнул бы спокойнее, если бы надвигающийся конституционный кризис был купирован мирно. Но для этого «креативному классу» Вашингтона необходимо подготовиться, как минимум… к переезду.