КГИ составил субъективный рейтинг напряженности регионов

13 российских регионов, в которых отмечается рост политической и социально-экономической напряженности, выделил в своем докладе Комитет гражданских инициатив (КГИ).

Согласно рейтингу, риски в первом полугодии 2017 года определяло, прежде всего, сочетание факторов политики и низовой активности граждан. Эксперты КГИ констатировали уменьшение влияния экономического фактора на ситуацию в регионах на фоне снижения темпов экономического спада в стране в целом, однако отметили, что разбалансированность бюджета с высоким уровнем задолженности характерна для примерно половины регионов России.

В числе наиболее напряженных регионов в докладе КГИ отмечены Дагестан, Чувашия, Алтайский край, Кемеровская, Кировская, Курганская, Омская, Ростовская, Самарская, Тверская и Челябинская области, Москва, а также Республика Коми.

Оценки политических институтов в большинстве регионов остаются стабильно низкими, считают эксперты КГИ. По их подсчетам, после выборов на региональном уровне уменьшилось представительство оппозиции в руководстве законодательных собраний, а на муниципальном уровне вступили в действие менее демократические схемы формирования местной власти.

В большинстве регионов низкое качество политических институтов незаметно в силу низкой конфликтности, что обычно связано с отсутствием в регионе значимых элитных групп, способных конкурировать с губернатором, и с высокой административной устойчивостью.

К регионам с повышенной протестной активностью отнесены Москва, Ростовская, Самарская, Челябинская, Кемеровская и Омская области, а также Алтайский край.

Отметим, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не стал комментировать составленный КГИ индекс регионов «повышенной напряженности».

По мнению политтехнолога Дмитрия Фетисова, которое он высказал в интервью Политаналитике, в представленном докладе есть много спорных моментов: 

— Тут очень спорная система оценки, которая мне совершенно непонятна. В КГИ пытаются анализировать социально-экономические показатели и при этом берут политические. Причем, упущены из виду явно депрессивные регионы — такие, как Волгоградская и Орловская области. Более-менее благополучная на фоне этих регионов Челябинская область в доклад включена.

Странен и подход по молодым технократам. В том же Челябинске смена губернатора не состоялась, но есть конфликты в межэлитных соглашениях, но при этом они не выходят на поверхность, и их можно назвать спорными для включения в этот индекс.
Еще пример — приход в Дагестан Владимира Васильева, который в категорию технократов вообще не вписывается.

Одним словом, очень спорная методика, где всё намешано в кучу и больше похоже на то, что эксперты КГИ преследовали какие-то личные мотивы, потому что та же Ростовская область – регион без видимых проблем на фоне соседнего Волгограда.
Части регионов, которые, казалось бы, должны быть в этом списке, там нет. Попадание другой части регионов в список – спорно и сомнительно. В целом, это откровенно слабый продукт.