ХОЛМОГОРОВ: Дебаты Стрелкова и Навального – попытка вернуть сторонников и слушателей

Видеоблогер и основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный договорился провести дебаты с лидером движения «Новороссия» Игорем Стрелковым (Гиркиным). Соглашение достигнуто после того, как Стрелков вызвал Навального на дискуссию от лица  русских националистов. По словам самого Навального, его оппонент желает доказать, что глава ФБК не является ни патриотом, ни националистом, ни даже оппозиционером. 

Навальный также заявил, что претендует на симпатии со стороны всех граждан, заявляющих о своих националистических взглядах, несмотря на некоторое расхождение во взглядах.  

Публицист Егор Холмогоров в интервью Политаналитике отвечает на вопрос, зачем эти дебаты нужны оппонентам:

– Стрелков и по своему темпераменту, и по своим установкам готов ч,то называется, более-менее дебатировать со всеми, лишь бы донести свою позицию и привлечь к ней внимание, потому что он в последнее время оказался в определенной политической информационной изоляции, и он нуждается в выходе из этой изоляции. Для него дебаты с Навальным, и даже просто вызов Навальному – это уже достижение.

Интерес здесь вызывает скорее то, зачем Навальный согласился на эти дебаты. Проблема в следующем. Навальный долгое время делал свою политическую карьеру на своеобразном балансе между либерализмом и русским национализмом. Он демонстрировал свою близость к обоим лагерям, говорил, что он – некая объединяющая фигура, а в 2014 году этот баланс резко рухнул. Потому что по каким-то своим соображениям или возможным обязательствам, Навальный четко встал на сторону Украины, призывал к санкциям за Крым, поддерживал даже фактически карательную операцию в Одессе, когда убили 46 человек. Он выступал агрессивно против ДНР, ЛНР и говорил, что Новороссия — это миф, и так далее.

Весь тот пул его потенциальных сторонников, которыеявляются сторонниками Новоросиии, выступают за русское объединение, они от него отвернулись полностью. Навальный фактически прекратил для них свое существование. А без этого пула поддержки он – рядовой либеральный политик, по сути ни чем не отличался от Немцова, и от всех прочих. Он потерял свою уникальную политическую нишу и превратился в странное существо, собирающее подростков на хулиганские действия на Тверской.

Теперь он хочет хотя бы постоять рядом со Стрелковым, с человеком, которые ассоциируется с наиболее жесткой и крайней линией в отношении Украины, с идеей освободительного похода на Киев.

В этой ситуации Навальный хочет выступить в качестве респектабельного оппонента, а не в качестве человека, которого бьют по физиономии. Тем самым он хочет в сознании своих возможных сторонников (которые при этом сторонники Новороссии), вернуть репутацию человека, с которым можно иметь дело. Он хочет, чтобы ров, который между ним и всей его националистической частью группы поддержки, прорытый в 2014 году, по крайней мере, присыпался бы, появились бы какие-то жердочки, чтобы сторонники Новороссии говорили, что с Навальным вновь можно разговаривать, раз Стрелков с ним разговаривает.

Одним словом, Навальный хочет хотя бы некой ограниченной реабилитации в русских национальных кругах. Именно поэтому мне кажется, что Стрелков очень зря решил с ним дебатировать. Надо понимать, что по сути своей Навальный – это в любом случае принципиальный оппонент всех идей, связанных с русским объединением. От него никакой пользы здесь быть не может, а мальчиком для битья он тоже не станет. Потому что Стрелков не такой сильный публичный оратор, чтобы разгромить Навального. В лучшем случае поспорят примерно на равных. А этот спор на равных выгоден только Навальному и больше никому.

Одна из заявленных тем дебатов – коррупция. По ней Стрелков не сможет оппонировать. При этом он заявит свою государственную программу. Но поскольку Игорь Иванович сторонник того, что называется национальная диктатура, то для нашей национал-либеральной публики его взгляды буду казаться неприемлемыми. Он будет им казаться эдаким сталинистом без сталинизма.

Это общая проблема – и Стрелкова, и Просвирнина, и Крылова и много кого еще, – наша информационная система заточена так, что они все время оказываются на обочине политической жизни. За какие-то чрезмерно резкие взгляды их немедленно информационно «репрессировали». В итоге Стрелков, как и многие другие его идейные соратники, фактически испытывают недостаток в некотором публичном признании. В том, чтобы был интерес к тому, что он говорит, чтобы собрались люди его послушать, кто-то в сетях обсуждал и так далее. Это нормальное желание. Но плохо то, что дискуссия с Навальным является для Стрелкова одним из немногих способов привлечь к себе внимание. Это значит, что у нас количество информационных каналов, по которым человек может так или иначе о себе заявить, очень сократилось.