ЭКСПЕРТЫ: «Единая Россия» сильна в региональной повестке, но сейчас ей необходимо выйти на новый уровень

«Единая Россия» проводит семинары для замсекретарей региональных отделений и их коллег из региональных исполкомов. Эксперты из Высшей школы экономики обучают единороссов принципам проектной работы на примере трех регионов —  Крыма, Татарстана и Москвы. Именно эти субъекты показали наибольшую эффективность при организации своей деятельности.

Вместе с тем, эксперты отмечают, что опыт Крыма и Татарстана является универсальным. Если в Казани ЕР продемонстрировала успешные совместные действия партийного актива и региональных властей, то в Крыму единороссы смогли выстроить систему проектной деятельности с нуля, доказав свои административные способности.

По замыслу организаторов семинара участников разделили на семь дискуссионных площадок, на которых федеральные кураторы партии расскажут об основных направлениях работы. Организаторы также намерены провести тренинг по медиасопровождению проектной деятельности. По итогам двухдневного мероприятия участники поделятся впечатлениями в формате «свободный микрофон».

На сегодняшний день у «Единой России» 25 партийных проектов, шесть из них были запущены в этом феврале – это «Городская среда», «Здоровье — детям», «Местный дом культуры», «Театры малых городов», «Парки малых городов» и «Локомотивы роста». После завершения партийной реформы проекты переориентировали на реализацию указов президента, которые он дал по итогам своего послания Федеральному собранию, и исполнение предвыборной программы партии.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин в комментарии Политаналитике напоминает, что для ЕР  такой подход к работе  с населением  не является чем-то принципиально новым:

– Тем не менее, традиционными партийными проектами занимаются новые люди, применяются новые технологии. И здесь да, я думаю есть, где развернуться.

Что касается выбранных регионов, то ЕР здесь также идет проторенным путем: берутся модельные,  очень ярко выраженные регионы, и на них обкатываются какие-то технологии. Нового я здесь не вижу, это старая, добрая традиция, которая всегда практически срабатывает.

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов в интервью Политаналитике констатирует, что апробированные ЕР подходы к работе с населением заинтересовали других политических игроков:

– В этой истории пытаются поучаствовать и оппозиционные партии – по-настоящему важных   направлений работы с населением мало. Другое дело, что зачастую такого рода работа носит формализованный характер.

Задача состоит в том, чтобы агрегировать общественные инициативы, причем в электронном формате.  Для периферийных регионов России это довольно сложно. Чукотка и даже Владимирская область – не Москва с ее «Активным гражданином». На периферии сегмент активистов очень узкий.  Его необходимо включить в работу.

ЕР ищет свободные ниши. Работа в правительственном сегменте была бы очень перспективной. Но для успеха здесь необходимы профильные специалисты. Это не обычные социальные проекты, в них велика политическая составляющая, а у политической составляющей другие формы оценки, требующие других подходов.

То, что в качестве пилотных регионов выбраны московская агломерация, вновь присоединенная территория и национальная республика – какая-то логика в этом есть. Большинство территорий  у нас по такому типу и раскладывается – мы имеем три разные повестки.

Первая повестка – для столицы, условно говоря, где более развит средний сегмент; вторая повестка – для присоединившийся территории, где, как правило, референдумное голосование и высокий уровень поддержки, а также проблемы, связанные с внешнеполитической повесткой; третья повестка – вы национальной республике, которая является одной из самых финансово обеспеченных из подобных территорий.

Единственное, что надо понимать, что эти территории известны продвижением собственных масштабных социальных проектов. У Москвы и Казани есть деньги, чтобы реализовать задуманное.  А повестку под какую-нибудь, к примеру, Ивановскую область, у которой не очень много финансовых возможностей, на этой модели не до конца можно сформировать.

Татарстан, Москва и даже Крым могут себе позволить некоторые маневры, которые непозволительны для небольших субъектов без существенных денежных средств. А вот здесь начинается основная политика. В большинстве случаев речь идет о том, что денег нет. А если денег нет, то для большинства субъектов становится вопрос, каким образом реализовывать проекты при очень узком финансировании. В этом и состоит основная задача  — чтобы привлекать ресурсы. Важным фактором являться способность работы с  так называемой «нефинансовой системой» обмена ресурсами. Социальный бартер – это высший пилотаж!

Президентская кампания фактически стартовала. Вопрос в том, кто больше всего вложился в победу, кто будет более полезен, от этого будет зависеть его будущее. Сейчас политические группы борются за то, чтобы эту повестку подвигать, и ЕР на этом фоне нельзя потеряться. Мне кажется, надо модернизировать структуру внутри самой партии, если она реально хочет запускать такую систему.