Аватков: Анкара должна отказаться от экспансии «турецкого мира» на территорию России

В Чебоксарах прошел всероссийский фестиваль «Тюрки России», на котором собрались представители более 20 тюркоязычных народов (11 из них имеют свои национальные республики) общей численностью около 12 млн. человек.  

Участники форума обсудили насущные проблемы российских тюрков, признав факт попыток внешнего вмешательства в этнокультурное пространство страны. 

Эксперты напоминают, что термин «тюркский мир» придумали в Турции для расширения своего влияния на евразийском пространстве. По их мнению, Турция пытается влиять на внутриполитические процессы в Российской Федерации через открытие здесь турецких школ и культурных центров, особенно в Поволжье и на юге страны. Пока экспертам не совсем понятно, что означает декларируемый властями соседнего государства «разворот на восток» и предполагает ли он уважение к территориальной целостности России. Однако уже явственно просматривается желание влиять на внутреннюю структуру этнокультурного процесса тюркоязычных народов как в России, так и на постсоветском пространстве, в частности навязывание им латинского алфавита.

Один из участников дискуссии, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, тюрколог Владимир Аватков в интервью Политаналитике высказал надежду, что у турецких политиков хватит уважения к самобытности российских народов и они не будут «влезать в интимное пространство России, навязывая свой – турецкий – взгляд на этническое развитие народов нашей страны».

При этом он отметил особый символизм места проведения форума – город Чебоксары, где основное население тюркоязычное, но при этом православное:

— Именно эта земля показывает взаимопроникновение русской и тюркской культур, которое было на протяжении истории: мы сосуществуем вместе несколько столетий.

Это был большой фестиваль, в рамках которого прошли выступления ведущих коллективов различных тюркоязычных субъектов России, и не только тюркоязычных, но и многих других. Было сказано много теплых слов на открытии, которое прошло с участием местного руководства. И, в частности, была озвучена интересная мысль, возможно, не совсем правильная с филологической точки зрения, но, как мне кажется, показательная с точки зрения нашего единства: слово «отец» очень похоже звучит на русском языке и на тюркских языках; иначе говоря, вместе нас объединяет наше общее Отечество.

Также была и научная часть, круглый стол, который курировал заместитель директора Института этнографии РАН Владимир Зорин. Были интересные доклады об общем пути различных народов России.

Были обозначены и угрозы, связанные с внешним вмешательством в наше внутрироссийское поле. В частности, мной в очередной раз была озвучена существующая проблема активных попыток Турции вмешиваться в наши внутренние дела через различные частные и государственные структуры.

У нас с Турцией похожи исторические пути; на протяжении истории нас пытались столкнуть, в основном, западные державы. На самом деле, мы очень похожи и периодом реформ, и периодом застоя, и много чем еще. При всем этом, у нас были сложности в сфере безопасности, но мы и их преодолели. В сфере экономики мы давно имеем плотное положительное взаимодействие, осталось решить самый главный и самый сложный вопрос – идейно-геополитический.

К сожалению, в российско-турецких отношениях будет сохраняться настороженность до тех пор, пока Анкара не прекратит попыток использовать на благо своих интересов и интересов Запада российское тюркоязычное пространство. До этих пор у нас не может быть полностью доверительных отношений.

Существует несколько аспектов вопроса о возможном ответе России на этот вызов. Обсуждать эту проблему нужно на всех уровнях, и необходимо искать консенсус. «Конфеты» просто так не раздаются, особенно из-за рубежа – понимать это нужно и руководству страны, и экспертному сообществу. К обсуждению должен подключится и дипломатический корпус. Пока мы не начнем планомерно развивать отношения во всех сферах (не только в экономической и в сфере безопасности), говорить о прогрессе невозможно.

Насколько Турция способна отойти от политики экспансии «тюркского мира» на территорию России, это вопрос второй. Надо посмотреть, что можно предложить Анкаре взамен. Нужна стратегия. В основном, за всеми пантюркистскими проектами всегда стояли либо Великобритания, либо США, либо Германия. Учитывая ослабление взаимодействия Турции с Западом, можно предположить, что сейчас приверженцами идеологии неопантюркизма останутся только националистические группировки. Я уверен: учитывая силу нынешней турецкой власти, с ними будет легче справиться, чем с тем, что диктуется из-за рубежа. Поэтому вопросы взаимодействия должны ставиться на всех уровнях, и эту проблему ни в коем случае нельзя замалчивать, ее нужно решать.