В ходе прямого эфира Дмитрий Медведев сделал ряд важных политических заявлений

Премьер-министр России Дмитрий Медведев дал ежегодное итоговое интервью пяти российским телеканалам.

«Сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста, и в целом те изменения, которые в экономике происходили, вполне благоприятны», — сказал глава кабинета. Главная проблема России — бедность, признал Медведев. По его мнению, проблема социальной системы в том, что она «размазывает всё тонким слоем».

Говоря о мартовских выборах, Дмитрий Медведев подчеркнул позицию возглавляемой им «Единой России»: «Если Владимир Путин выдвинет свою кандидатуру, безусловно, наша партия и я лично будем его поддерживать». Премьер ответил отрицательно на вопрос, не будет ли он выдвигаться сам. По его словам, он лично в текущем политическим сезоне себя в таком качестве не видит.

Комментируя ситуацию вокруг «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова, Медведев согласился с деятелями культуры в том, что законодательство в этой сфере несовершенно. «К сожалению, перемены не так быстры, всё крутится вокруг госзакупок и госуслуг», — сказал премьер.

Журналисты задали вопрос и о российско-американских отношениях. «Я общался с Трампом недолго, как это бывает на саммитах. Внешнее впечатление — он доброжелательный, адекватно воспринимающий политдеятель, контакт вполне нормальный», — заявил Медведев. По его словам, проблема не в личных отношениях, а в решениях, которые принимаются, в создаваемой атмосфере, а она «отвратительная, самая плохая» за последние годы.

Главный редактор Политаналитики, политолог Борис Межуев, анализируя сказанное Дмитрием Медведевым в ходе прямого эфира, отметил, что премьер проявил себя в двух качествах: и как глава кабинета министров, и как руководитель партии большинства:

– Как лидер «Единой России», Дмитрий Медведев подчеркнул свою лояльность президенту. Он подтвердил, что единороссы поддержат выдвижение Путина на следующий срок. В общем, будем говорить честно, это было главное заявление данного интервью. Отмечу, что, видимо, выбор уже сделан, и партия определилась с кандидатом на будущий срок.

Я бы обратил еще внимание на момент, касающийся финансовых взаимоотношений государства с творческими коллективами. Всякий, кто связан с этой темой, знает, что возникающие проблемы часто обусловлены не какими-то преступными намерениями, а сложностью обналичивания денег. Это, безусловно, правильно. И я думаю, что не будет ничего страшного в декриминализации каких-то возможных отступлений от нынешней практики отчета за расходования средств (хотя это и не отменяет вопросов, связанных с поддержкой целого ряда направлений искусства, которые должны существовать на самоокупаемости в силу своего неоднозначного характера).

Был важный момент, связанный с российско-американскими отношениями, в котором, в общем, правильно была подчеркнута независимость американской политики от личностного фактора. Возникает, правда, вопрос: что такое система, о которой говорил премьер-министр? Мне кажется правильнее было бы говорить о слове «блок» или «цивилизация», искать какие-либо другие слова, потому что слово «система» в политологии имеет немножко другой характер. Американская политическая система сама по себе, может, не играет никакой роли. Здесь, наверное, с точки зрения теории, нужны какие-нибудь другие понятия и термины.

В принципе, Дмитрий Медведев верно поставил вопрос. Нужно искать объективные факторы, противоречия между Россией и США. Мы уже не можем ссылаться на классовый анализ, учитывая, что мы классовую разницу худо-бедно преодолели. Нужен более эффективный подход. Ясно, что искать персональные фигуры и говорить «этот хороший, а этот плохой, этот нам нравится, этот не нравится» — уже неверно. Надеюсь, что после этого интервью премьер-министра дискуссия получит новый импульс.

Главное, конечно, демонстрация единства политического класса и готовность принять тот выбор, который, судя по всему, уже является неизбежным.

Политолог Ростислав Туровский в интервью нашему порталу назвал выступление премьера и публичного политика Медведева вполне профессиональным:

– Перед Медведевым стояла задача сформировать оптимистическое видение социально-экономического развития страны. И, с этой точки зрения, он выступил вполне грамотно, выделив те данные, которые позволяют сформировать это оптимистическое видение.

Очевидно, что здесь одна из политических целей состоит в том, чтобы доказать эффективность нынешнего правительства и Медведева как его руководителя.

В общем и целом, то, что говорит Медведев, свидетельствует о понимании им политической задачи. Если рассматривать это интервью как заявку на продолжение работы правительства в нынешнем составе на ближайшую (а, может быть, и среднесрочную) перспективу, то заявка сделана. Поскольку в выступлении Медведева обозначены и перспективные задачи, которые еще предстоит решать кабинету министров. Политический смысл интервью отработан, на мой взгляд, грамотно и на все 100 процентов.

Разумеется это не исключает дискуссий по поводу того, о чем говорит Медведев, комментируя нынешнюю ситуацию в экономике. Есть вопросы, которые вызывают меньше споров: например, связанные со стабильностью национальной валюты и сдерживанием инфляции. Есть и гораздо более дискуссионные вопросы: к примеру, происходит ли в экономике рост и улучшается ли социальная ситуация? И если есть позитивные тенденции, с этим связанные, можно ли их считать долгосрочными или нет?

Но по этому поводу у Медведева сформулирована своя точка зрения, которая, разумеется, имеет право на существование и которая имеет свою доказательную базу.

Что касается политики, то, на мой взгляд, Медведев упоминал о своем президентстве не случайно. Естественно, что частью его политического капитала является и собственное президентство. Самому Медведеву, разумеется, важно, чтобы общество и политический класс не забывали о том, что он в свое время возглавлял государство.

Из этого отнюдь не следует, что он намерен бороться за президентский пост в самое ближайшее время.

Но в определенном смысле это тоже не только подведение итогов, но и заявка на будущее, поскольку, если говорить о долгосрочных перспективах, то все-таки Медведев может считаться одним из вероятных преемников Путина. Медведев это прекрасно понимает и не забывает о том, что на эту перспективу тоже нужно работать, обозначая ее в своих публичных выступлениях.

Заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ Леонид Поляков считает, что премьер  выглядел вполне уверенно, что называется «на своем месте», свободно оперировал  статистикой, цифрами:

– Медведев четко и однозначно позитивно обрисовал состояние и тенденции российской экономики, подтверждая каждый раз соответствующей статистикой. Мне кажется, сам разговор был очень серьезный, основательный. Думается, его тезисы произвели впечатление на людей, многие из которых ожидали получить ответы на самые жизненно насущные вопросы и получили их.

Речь идет о том, как будет действовать  пенсионная система, как будет индексироваться пенсия. Вот это цифра 3,7 процента, которую назвал Медведев, это такой позитивный сигнал пенсионерам – что бы ни было с нашей экономикой, как бы не пытались внешние силы подрывать нашу экономическую стабильность, социальные мандаты и социальные обязательства правительство будет выполнять неукоснительно.

Ну и так же очень важный момент, что все остальные обязательства, о которых шла речь в майских указах, оказались выполнены. Это позитивный сигнал: правительство выполняет свою главную функцию, одновременно обеспечивая определенную экономическую стабильность и даже небольшой экономический рост, и при этом действуя таким образом, что социальные запросы населения при ограниченных возможностях тоже выполнялись.

Интервью Медведева имеет очень важные психологические последствия. Люди ждут объяснений и описания ситуации, ждут прогноза. Позитив, который предлагал Медведев, он очень важен, потому что для людей фигура председателя правительства чрезвычайно авторитетна. Его заявления наполнены конкретикой и воспринимаются сквозь призму реальных дел.

Я бы еще хотел отметить, что премьер подвел промежуточный итог пяти с половиной годам работы кабинета. Правительству удалось успешно справиться с очень серьезным комбинированным вызовом, который Медведев четко обозначил – это 2014 год, одновременное резкое падение, чуть ли не вдвое, на энергоносители, и в первую очередь на нефть, и при этом ведение таких вот массированных, персональных, секторальных  и территориальных санкций против России из-за воссоединения с Крымом и Севастополем.

В общем, вызов был очень серьезный, проблемы – значимые, сложно решаемые. Но правительство нашло адекватный ответ, в частности, запустив программу  реального импортозамещения. Об этом тоже было важно сказать, это очень существенная часть разговора, которая как мне кажется людьми запомниться.

Мы прошли через очень серьезное испытание, похоже мы выходим на траекторию умеренного, пока еще слабого, но все таки экономического роста и это внушает оптимизм. Мне кажется, что Медведев был достаточно честен и откровенен в признании проблемных ситуаций в нашей экономике и вообще в нашем развитии. Мне запомнился вопрос ведущего первого канала Валерия Фадеева относительно того, каково  место России в идущей по всему миру технологической революции. Медведев честно сказал, что мы должны, к сожалению, успеть вскочить в уходящий поезд. Это признание того, что здесь у нас серьезные отставание. Ответ Медведева абсолютно честен, реалистичен, без прикрас.

Там, где есть достижения, премьер об этом говорил. Но и не скрывал проблемных участков.  Если Россия не войдет в новый технологический уклад 21 века, то наше отставание, в том числе экономическое и социальной сферы, это уже навсегда. Перед нами очень серьезный вызов и в этом смысле важно, чтобы новое правительство занялось этим вопросом всерьез, основательно и попробовало решить это проблему.

Это что касается позиции Медведева, как председателя правительства. Но одновременно с ним общались и как с политическим деятелем и как председателем ведущей политической партии России и задавали политические вопросы. Мне кажется здесь тоже все было достаточно четко и ясно.

Журналисты не могли не поинтересоваться перспективами с точки зрения президентских  выборов. Ответ был, как мне кажется, однозначным: в данном политическом сезоне Медведев не планирует выступать в роли кандидата на пост президента РФ. Мне показалось, что этот вопрос однозначен с одной стороны, с другой стороны он предполагает еще два дополнения.

Первое дополнение: он говорил о нынешнем политическом сезоне. Следовательно, с точки зрения  перспективы на 2024 год Медведев готов видеть себя в качестве претендента на высший государственный пост.

Второе, сам он сейчас считает, что единственным достойным президентом является нынешний президент. И в этом случае, если Владимир Путин объявит о своем намерении баллотироваться на четвертый срок, «Единая Россия», конечно же, абсолютно безоговорочно поддержит его кандидатуру и сделает все, чтобы выступить опорой на президентских выборах. Но до тех пор, пока  Путин не объявил о готовности баллотироваться на 4-й срок, существует чисто теоретическая возможность того, что он может предложить сделать это Медведеву. Поэтому ответ о том, что Медведев сейчас не является кандидатом и не планирует этого делать, надо рассматривать  с поправкой на эти два обстоятельства.