Шульман: Дума стремится к тому, чтобы все значимые общественно-политические сюжеты обсуждались на её площадке

18 июля в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов». Министр финансов Андрей Силуанов предложил парламентариям обсудить инструменты обеления зарплат и рассказал о том, как предполагается достичь сбалансированного бюджета. Глава комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрей Макаров, в свою очередь, отметил, что «выполнение всех социальных обязательств государства возможно без увеличения налоговой нагрузки на бизнес».

В преддверии парламентских слушаний спикер Думы Вячеслав Володин встретился с руководителями ведущих бизнес-объединений — участниками мероприятия: президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александром Калининым, президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергеем Катыриным, президентом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексеем Резником и президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным. На встрече обсуждались основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2018−2020 годы.

В специальном комментарии порталу Политаналитика политолог, доцент РАНХиГС Екатерина Шульман рассказала о своих впечатлениях от парламентских слушаний:

— Парламентские чтения, посвященные экономическим, финансовым вопросам, параметрам бюджета меня интересуют не столько содержательно (я не экономист), сколько формой своего проведения. А слушания, прошедшие позавчера в Государственной Думе, демонстрируют явную новизну формы. Во-первых, основные направления финансовой, бюджетной и таможенно-тарифной политики объединены в один документ вместо трех, как было раньше. Во-вторых, этот документ обсуждается в парламенте в ходе открытого публичного мероприятия. И в-третьих, этот документ обсуждается до внесения проекта бюджета и даже до его формирования. Как известно, сам проект закона о бюджете вносится в Думу в октябре-ноябре.

Слушания прошли с участием руководителей фракций, председателей комитетов, членов правительства — министра финансов, министра труда и социального развития, заместителя министра экономического развития, представителей Центрального банка, бизнес-сообщества, Общественной Палаты, ректоров двух крупнейших вузов России – ВШЭ и РАНХиГС. То есть максимально инклюзивно.

Парламентские слушания проводились и раньше, разумеется — разница тут в масштабе и в сроках. В том, что сильно заранее открываются, если не параметры бюджета, то хотя бы идеология, лежащая в его основе.

Это находится в русле новой думской политики, согласно которой все значимые общественно-политические сюжеты должны обсуждаться на площадке Государственной Думы — или, по крайней мере, к этому следует стремиться. Практика таких слушаний началась несколько месяцев назад, и первый раз была опробована на слушаниях перед вторым чтением законопроекта о реновации. Затем были слушания по проблеме дольщиков и по законопроекту о курортном сборе. Эти три мероприятия были слушаниями, так сказать, “народными” — с участием граждан и, в случае с курортным сбором, мэров городов, которых эта мера затронет. Вчера пострадавших от бюджетной политики граждан не было, но отсутствие народности компенсировалось масштабностью и представительством.

В целом, если говорить именно о форме, то я бы оценила её положительно. Публичность лучше, чем непубличность. Открытость лучше, чем закрытость. Демонстрация представительской функции парламента лучше, чем отсутствие этой функции.

Кроме того, такая форма слушаний дает возможность людям, интересующимся этой тематикой, понять, что в головах у руководства нашего финансово-экономического блока. Моё общее впечатление о содержании слушаний такое (еще раз отметив, что я не экономист). Монетарному менеджменту удалось сбалансировать бюджет. В их голосах и заявлениях больше не слышно паники. Не углубляясь сейчас в то, насколько эта уверенность реалистична, явно видно, что Минфину и ЦБ бюджет будущего года представляется уравновешенным, надежным и достаточно защищенным от внешнеэкономических рисков

Много сказано было о двух новых видах источниках доходов. Во-первых, это самодеятельная экономическая активность, так называемый “серый сектор” — то есть работа самозанятых граждан, не попадающих на радары налоговых органов. Во-вторых, это закупки и доходы госкорпораций. По первому направлению планируется действовать путем так называемого «улучшения администрирования» — то есть электронных платежей и сервисов, автоматизации кассовых расчетов, систем типа ЕГАИС. Это все видится нашим властям электронной сетью, в которую предполагается улавливать самозанятых и собирать с них платежи и налоги.

Что касается второго направления, то я услышала о намерениях правительства, но не услышала об инструментах их реализации. Очевидно, правительство не знает, какую управу можно найти на госкорпорации, но очень хочет это сделать. Назывались очень большие цифры неконтролируемых извне закупок госкорпораций, дивидендов, которые они платят себе, а налогов, наоборот, не платят.

— Возникает ли ощущение, что есть движение в сторону парламентской демократии?

— Вчера один из выступающих сказал: “Мы обращаемся к партиям, формирующим правительство”. На что Вячеслав Володин немедленно спросил: «А какие партии у нас формируют правительство?» Выступавший: «Ну, большинство». «А как же оно формирует-то?» — снова спросил спикер. «Утверждает премьера» — нашелся выступающий. В зале невесело засмеялись. То есть всем понятно, что никакие партии у нас правительство не формируют. Установление связи между результатами парламентских выборов и составом правительства потребует изменения нашей конституционной структуры. Сегодня такая корреляция отсутствует. Правительство назначает президент, парламент только утверждает кандидата в премьер-министры. Тут ничего нельзя поменять, не изменив конституционную базу. Можно провести много веселых красивых слушаний, но правительство не будет зависеть парламента. Но что можно и чего в существующих условиях Дума и пытается достичь — это воспользоваться теми инструментами, которые у нее есть, чтобы сделать себя более заметной. Это уже что-то.