Медиа пока сильно преувеличивают возможный эффект от возвращения Сергея Удальцова в политику

Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов дал первую после выхода из тюрьмы пресс-конференцию. Почти два часа он отвечал на вопросы журналистов в пресс-центре агентства Росбалт. Отбывший 4,5 года в колонии за организацию беспорядков в ходе массовой акции оппозиционер не стал вести агитации, а, как и предсказывали эксперты, в том числе те, кого опрашивала Политаналитика, заявил, что для начала намерен осмотреться, встретиться с представителями разных крыльев несистемной и левой системной оппозиции, а после сделать выводы, с кем и как продолжать политическую деятельность. При этом Удальцов заявил, что сам не намерен в ближайшее время выставлять свою кандидатуру ни на каких выборах, объяснив это судимостью, которая лишает его такого права.

Многих журналистов волновал вопрос отношений Удальцова с Алексеем Навальным и другими представителями несистемной оппозиции. Координатор «Левого фронта» довольно резко высказался о протестной деятельности главы ФБК, при этом отметив, что готов поговорить с последним, чтобы разъяснить для себя возможности дальнейшего сотрудничества. Отказываться от протестной деятельности, в том числе уличной, Удальцов не намерен, но предлагает делать это в рамках закона.

В целом же, по словам самого Сергея Удальцова, его политическая позиция и взгляды не изменились. Он также поддержал идею воссоединения Крыма с Россией и высказался за разрешение конфликта в Донбасе. При этом оппозиционер довольно критично высказался в адрес киевских властей.

Несмотря на достаточную осведомленность в политической обстановке, Удальцов сам подчеркнул, что ему необходимо вникнуть в ситуацию изнутри и уже после этого он примет решение, как и что делать дальше.         

Это вполне логичное заявление, уверен профессор Высшей школы экономики, политолог и политконсультант Олег Матвейчев:

— Ему нужно осмотреться; любой человек, который столько времени был в заключении, после выхода попадает в другую среду. Все изменилось, страна уже другая. Ему надо срочно напитаться от всех этих корней, ко всем истоками припасть – так что, он все правильно делает.

Второе, он ищет какие-то перспективы, которые могли бы быть соединены с его прошлым. Прошлое у него левое… многообразное, да: это и Болотная,  и какие-то национальные идеи. Есть из чего выбрать. Касаясь перспектив: что он примерно правильно  понимает – это то, что Зюганов действительно будет уходить на левом фланге, так или иначе вместе с ним его когорта будет уходить, и этот фланг будет освобождаться, и там «молодые волки» должны занять определенное место. На молодого волка Удальцов вполне тянет, и самое простое – это правильно кусать этих стариков, теснить их на левом фланге и занимать для себя этот фланг, которые более перспективен, чем фланг либеральный. В этом смысле он все говорит разумно.

Генеральный директор Института политических исследований, политолог Сергей Марков в интервью Политаналитике выразил уверенность в том, что Удальцов останется весомой фигурой во внесистемной оппозиции:

— Он будет стараться возглавить левое движение, он человек образованный, опытный, известный. У него есть все шансы это сделать. Очень важно, что Удальцов, по сути дела, отказал в поддержке Навальному, почти прямым текстом назвав его провокатором, и он говорил о том, что Навальный предлагал сделать провокацию 6 мая 2012 года, когда предлагал, не предупредив людей, усадить их у кинотеатра «Ударник» и тем самым вынудить нарушить закон, толкнуть под репрессии правоохранительных структур. Навальный продолжает заниматься провокациями и сейчас. Цель Навального – чтобы как можно больше оппозиционных демонстрантов посадили. Удальцов прямо сказал, что будет, скорее, сотрудничать с левыми в системной оппозиции, чем с провокаторами – и правыми и такими, как Навальный, во внесистемной оппозиции.

Я думаю, что сегодня Удальцов — фигура, которая уже раскалывает внесистемную оппозицию. Удальцов раньше был де-факто в подчинении Навального; сейчас Удальцов, отсидев 4 с лишним  года, отказался дальше подчиняться Навальному. Я думаю, что сейчас мы увидим информационную атаку всей антипутинской коалиции на Удальцова с целью его подавить и маргинализировать. Огромное внимание к нему СМИ сейчас, но дальше такого не будет. По кругу пройдет команда – Удальцова не печатать.

Что касается работы с системной оппозицией, я думаю, что у него есть неплохие шансы на будущих выборах пройти в составе КРПФ и стать депутатом. Занять позицию КПРФ не удастся, компартия останется ведущей силой, а вот обновление и омоложение руководства партии неизбежно, и возможно, что Удальцов сыграет в этом важную роль.

Глава коммуникационного холдинга Minchenko Consulting, политолог Евгений Минченко, напротив, выразил в коротком комментарии нашему порталу сомнение в большом политическом будущем Сергея Удальцова: 

— Он – фигура очень сильно переоцененная. Чем он так знаменит по большому счету? Где его заслуги и достоинства? То, что он отсидел срок за организацию протестных акций?.. Я не очень понимаю, в чем такая мощная катализация Удальцова. Думаю, что это искусственно созданный феномен, и нынешнее медийное внимание к его фигуре – это искусственная накачка.

Публицист Виктор Мараховский также не видит больших политических перспектив у Сергея Удальцова. Однако он отметил, что шансы занять определенную общественную нишу у оппозиционера есть:

— Сергей Станиславович Удальцов никогда не был особо популярным общественным деятелем. Он даже в период руководства организацией «Левый фронт» брал не сколько популярностью, не столько даже личной харизмой, сколько готовностью действовать, своей страстью к действию. Он неоднократно сам заявлял, что как теоретик он слабоват, как идеолог — не очень, однако он стремится к действию. Тогда был готов идти вплоть до нарушения законодательных норм. За это — организацию беспорядков — он и получил 4,5 года.

Причем сам факт, что он честно их «оттрубил» – уже говорит о том, что Удальцов не является желаемым преемником ни для элит, ни для контрэлит. Ни для системной оппозиции, ни для несистемной, которая, строго говоря, даже более высокопоставленно выглядит, нежели оппозиция системная.

Так что, чисто теоретически, возможность возвращения человека после более или менее длительной отсидки, давайте скажем, к общественной деятельности возможна. Можно вспомнить отсидевшего Эдуарда Лимонова, который сидел по весьма жесткой статье и после возвращения занялся литературой, организацией митингов, пикетов и так далее. Другое дело, можем ли мы считать того же Лимонова политическим деятелем? Общественным и культурным – да, безусловно. Можем ли мы  считать политическим деятелем Сергея Удальцова? Да, все было: красные знамена с черными буквами, битвы тогда еще с милицией и вообще обладание брендом уличных леворадикалов, тем, в который в свое время, в 50–70 годы и европейцы, и американцы прилично вложились. Так вот, это тот актив, который у Удальцова был, что сделало его более-менее известным, и то, что вряд ли у него кто-нибудь отнимет. Хотя бы потому, что денег это не приносит. Насколько мне известно, Удальцов никогда не жил красиво, он, как и положено борцу за справедливость, имеет невысокие потребности и притязания. А в качестве такового он не слишком будет сейчас востребован какой-либо несистемной или системной оппозицией.

Потому что, как легко заметить, в нашей оппозиции, которая, по сути, виртуальна и имеет исключительно публично-демонстрационный характер, больше всего ценятся не личная праведность, не готовность рисковать собой и своей свободой, не упертость, не верность идеалу; больше всего ценится умение ярко говорить. Этим качеством как раз Сергей не обладает. Потом, дальше – принципиальность – это еще один его минус, поскольку он становится для многих недоговороспособным. Его неуправляемость – еще минут 100 очков.

Конечно, он вернется, скорее всего, в политическое протестное поле, но с поправкой на то, что ему уже 40 лет, а на 5-м десятке люди как-то меняют, если не стратегию, то тактику в жизни.

С другой стоны, такого рода леворадикалы в оппозиции тоже имеют место быть. Поэтому если Сергея возьмут под патронаж более системные левые силы и обеспечат ему некую возможность банального выживания в обмен на публичное участие в акциях яркими небольшими отрядами, то это будет вполне нормальным гармоничным выходом для всех.

А вывод один – я в нынешнем формате отечественной политики (публичной или нет) не вижу Удальцова значимой фигурой.