Ле Пен теряет очки и сходит с дистанции: «Национальному фронту» нужен новый лидер

Национальное собрание  Франции лишило лидера партии «Национальный фронт« Марин Ле Пен депутатской неприкосновенности.  

Как сообщается, такое решение одобрило бюро Национального собрания — высший коллегиальный орган нижней палаты французского парламента. Ле Пен лишена иммунитета за публикацию на своей странице в Twitter фотографий одной из жертв группировки «Исламское государство», размещенных до этого террористами. Ранее по факту этой публикации было начато судебное производство.

Снятие депутатской неприкосновенности с Ле Пен было необходимо для того, чтобы следствие могло свободно вызывать ее на допросы. Расследование в отношении политика началось еще в декабре 2015 года, когда Ле Пен в рамках заочной полемики с рядом ведущих французских СМИ разместила у себя в Twitter три фотографии, запечатлевшие жестокие расправы боевиков ИГ над пленниками, которые были в оранжевых комбинезонах. На одном из кадров было запечатлено обезглавленное тело, на другом пленник лежал под гусеницами танка, на третьем человека заживо сжигали в клетке. «Вот что такое ИГ», — подписала эти фотографии Ле Пен.

Тем самым она протестовала против высказываний телерадиожурналиста Жан-Жака Бурдена, который в одном из своих эфиров провел параллели между ИГ и «Национальным фронтом». Почин лидера партии тогда поддержал и один из ее ближайших соратников Жильбер Коллар, также представляющий «Национальный фронт» в нижней палате французского парламента. Его за публикацию аналогичных снимков с результатами зверств боевиков ИГ лишили депутатской неприкосновенности еще в сентябре.

Теперь обоим политикам грозит преследование по статье «Распространение сообщений жестокого содержания, подстрекающих к терроризму». Максимальное наказание за эти действия, согласно французскому Уголовному кодексу, может составить до трех лет тюремного заключения с выплатой штрафа до €75 тыс.

Глава Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский пояснил порталу Политаналитика, что такого рода публикации считаются во Франции недопустимыми из-за негативного влияния на  общественное мнение:

– Не знаю, будет ли иметь это обвинение судебные перспективы. Как правило, в таких случаях ограничиваются условным приговором; возможно, и штрафом.

Главное то, что сегодня «Национальный фронт» и лично Марин находятся в очень трудном политическом положении. Результаты президентских выборов оказались для них разочаровывающими: она получила треть голосов, но ее соперник Макрон получил ровно вдвое больше. Ответственность за поражение возложили на Марин, которая неудачно выступила в дебатах перед вторым туром с Макроном. Она избрала агрессивный, вызывающий тон, который просто напугал избирателей. В партии и среди избирателей «Нацфронта» существует большое недовольство, стоит вопрос, насколько Ле Пен может и дальше быть полюсом притяжения протестного голосования. Из партии ушли два очень видных и популярных деятеля  — племянница Марин Ле Пен, молодой и перспективный политик Марион Марешаль-Ле Пен  и первый вице-президент Флориан Филиппо, который долгое время был вторым лицом партии. В обоих случаях были принципиальные политические разногласия с лидером партии.

В «Нацфронте» сейчас считают, что на следующих президентских выборах играть роль центра притяжения оппозиции политике нынешнего президента — ей не по плечу.  Думают не только реорганизовать структуру, но даже изменить название партии и как-то переформатировать ее программу. В какой степени это повлияет на шансы Ле Пен остаться лидером партии, это вопрос. Во всяком случае, лишение ее парламентской неприкосновенности, несомненно, подрывает ее позиции и в самом «Национальном фронте», и среди избирателей.

Попытки российских парламентариев вступиться за Ле Пен не приведут ни к какому результату.  Это вряд ли бы помогло. Наоборот, я считаю, что такого рода демарши со стороны российских политиков позволили бы оппонентам Ле Пен называть ее «агентом Москвы».

Таким образом, будущее «Нацфронта» под вопросом. Основная системная оппозиционная партия прежняя — республиканцы Саркози, которые чаще всего были у власти на протяжении десятилетий, чередуясь с социалистами. Но сейчас обе партии выпали из числа претендентов на Елисейский дворец. Социалисты вообще развалились, не имеют будущего, а республиканцы пока сохранились. У них в декабре пройдут выборы нового лидера: Саркози и Фийон сошли с дистанции. Так вот, новый лидер почти наверняка возьмет в программу какие-то лозунги «Нацфронта».  Они делят всё больше один и тот же электорат. Часть республиканцев перебежала к нынешнему президенту, многие просто ушли в правительство. Но  оставшиеся  стремятся подчеркивать оппозицию Макрону, поэтому они сейчас соперничают с «Нацфронтом» за роль центра притяжения оппозиционного электората на правом фланге. Кто из них будет главным, республиканцы или реорганизованный «Нацфронт», – покажет недалекое будущее.

Ближайшие выборы в Европейский парламент пройдут только через 2 года. И большинство у президента очень прочное в Национальном собрании. Ему не удалось получить большинство в сенате, там верховодят республиканцы, но сенат не играет основную роль. В нынешних условиях большинству пока не угрожает серьезная опасность. А между республиканцами и «Нацфронтом» идет очевидная борьба.  Так что, французская правая оппозиция никуда не денется, вопрос только в том, кто именно и как будет ее возглавлять.