Иранский визит Путина как поражение американской политики

Президент Владимир Путин вернулся из Тегерана в Москву. Эксперты, подводя итоги визита, говорят о чрезвычайной его продуктивности.

«Мы обсуждали важные вопросы в сфере стабильности, борьбы с преступностью, с терроризмом, но во главе угла, конечно, лежат проблемы экономического характера», — заявил глава российского государства журналистам по итогам переговоров лидеров РФ, Азербайджана и Ирана. Для примера Путин привел работу коридора «Север-Юг», который «уже отработал в тестовом режиме: в прошлом году из Индии были осуществлены поставки через Иран в Россию и дальше». «Этот маршрут показал свою экономическую целесообразность и эффективность», — уверен российский лидер.

Путин надеется, что нынешний саммит «не прошел даром». «Мы действительно обсуждали очень важные вопросы трехстороннего формата», — сказал он. Президент РФ считает, что, «работая таким образом — открыто, доброжелательно, с обоюдным стремлением к положительному результату, — мы будем приносить пользу нашим странам, нашим народам».

Глава российского государства отметил, что остался доволен итогами нынешней встречи. Он поблагодарил руководство Ирана за приглашение, а жителей Тегерана — «за терпение, которого они набрались в ходе наших передвижений по городу». «Мы видели, как это непросто», — сказал Путин о дорожном движении в иранской столице.

По словам российского лидера, трехсторонний формат общения является востребованным. Путин предложил несколько направлений сотрудничества, а также пригласил участников встречи в следующий раз приехать в Россию. «Встречи в таком формате востребованы, они позволяют координировать позиции по наиболее острым вопросам региональной и международной повестки дня, вести конструктивный поиск решения общих проблем в области безопасности, борьбы с международным терроризмом, развивать взаимодействие в области торговых, экономических связей, культурно-гуманитарной сфере», — сказал Путин.

В своем выступлении перед лидерами Ирана и Азербайджана российский президент остановился на некоторых важных моментах трехстороннего сотрудничества. Он отметил, что одной из основных задач является обеспечение региональной стабильности и безопасности.

«Необходимо повышать координацию деятельности спецслужб и правоохранительных структур, наладить интенсивный обмен данными о деятельности международных террористических, экстремистских организаций, бороться с наркоторговлей, транснациональной преступностью, пресекать попытки транзита боевиков через территорию наших стран», — сказал Путин.

Российский президент назвал важным продолжение диалога по проблематике Каспия, способствовать скорейшему завершению работы над Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря.

«Особое внимание нужно уделить развитию взаимовыгодного сотрудничества в торгово-экономической сфере», — сказал Путин, напомнив об увеличении объемов взаимной торговли России и с Ираном, и с Азербайджаном.

«Чтобы дополнительно стимулировать трехсторонние экспортно-импортные потоки, нужно упрощать таможенные процедуры, ликвидировать существующие барьеры на пути свободного движения товаров и услуг. Можно было бы подумать и над увеличением доли национальных валют во взаиморасчетах, налаживанием более тесных связей по линии финансовых и банковских учреждений, активнее задействовать деловые круги трех стран», — сказал Путин.

Российский лидер напомнил о хороших возможностях сотрудничества в области транспортной инфраструктуры, прежде всего в рамках инициативы создания западной ветки международного коридора «Север-Юг». Путин выразил поддержку планам Тегерана по строительству недостающего участка западно-каспийского маршрута — ветки «Решт-Астара». Реализация этого проекта, добавил президент, позволит более эффективно выстраивать транзитные перевозки, сократить стоимость доставки грузов. «Видим перспективы для углубления взаимодействия и в сфере энергетики», — сказал российский лидер.

Он напомнил, что Россия, Иран и Азербайджан занимают ведущие позиции в мире по добыче углеводородов. «Считаю, что нашим общим интересам отвечает совместная разведка, разработка месторождений нефти и газа, запуск общих проектов в области производства и транспортировки энергоресурсов», — сказал Путин. Он назвал «по-прежнему актуальной» задачу создания энергомоста «Россия — Азербайджан — Иран», который предусматривает объединение электроэнергетических систем стран.
«Воплощение в жизнь этой инициативы позволило бы повысить энергобезопасность и обеспечить надежное электроснабжение всего региона», — сказал Путин.

Аналитики, тем временем, обращают внимание на то, что «Роснефть» и иранская NIOC утвердили «дорожную карту» по реализации совместных стратегических проектов в сфере нефтегазодобычи в Иране, общий объем инвестиций в которые может составить до $30 млрд. «При реализации этих проектов полка добычи достигнет до 55 млн т нефти в год», — сказал глава «Роснефти» Игорь Сечин.

«Очевидно, что крупнейшие экспортеры энергоресурсов заинтересованы в наращивании сотрудничества в этой области, особенно учитывая тот факт, что обе страны находятся под санкциями США и ЕС», — подчеркнул в разговоре с РБК эксперт Тегеранского университета Мохаммад Маранди. По его мнению, потенциал двустороннего взаимодействия Москвы и Ирана в этой сфере огромен: «Многое можно сделать в вопросе развития иранской индустрии нефти и газа».

В экспертной среде признают, что сейчас позиции России и Ирана близки, особенно по сирийскому досье. «Это происходит на фоне усиления напряженности в российско-американских и в ирано-американских отношениях, – пояснил «Независимой газете» начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД Кирилл Семенов. – Ситуация в Дейр-аз-Зоре, когда Сирийские демократические силы захватили сирийские месторождения и попытались закрыть границу с Ираком, ухудшила атмосферу в российско-американском сотрудничестве. Россия в данном случае более последовательно стала отстаивать интересы Башара Асада и самого Ирана».

Российская пресса отмечает, что одной из главных тем переговоров стала судьба иранской ядерной сделки. Как известно, 13 октября президент США Дональд Трамп заявил о желании Вашингтона модифицировать договор или выйти из соглашения. Власти РФ неоднократно призывали сохранить соглашение.

В документе, который подписали три президента в Тегеране, отмечается, что стороны принимают во внимание подтвержденную МАГАТЭ приверженность Ирана взятым в рамках плана обязательствам и «напоминают об обязанности всех государств – членов ООН оказывать содействие в исполнении этой многосторонней договоренности».

Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков утром 1 ноября был более эмоционален. «Один из видных деятелей администрации президента Картера однажды сказал: “Не пытайся чинить то, что не поломано”. Это мое послание к нынешней администрации США», — заявил он в эфире телеканала RT.

Ядерная проблематика, а также ситуация в Сирии подробно обсуждались также на закрытой встрече президента с верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, который заявил, что Тегеран и Москва «способны отразить американские санкции и изолировать Америку, отказавшись от доллара и заменив его национальными валютами в двусторонних и многосторонних операциях».

Тем, кто хотел бы изолировать США, достаточно просто не мешать Вашингтону проводить курс на самоизоляцию от всего мира, в чем он уже преуспел, откликнулся на предложение верховного лидера иранской нации глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

Он отметил, что не склонен воспринимать со скепсисом это заявление, учитывая контекст. «Речь, прежде всего, идет о способности отразить американские санкции, которые необоснованно применены Вашингтоном к нашим двум странам и которые просто не оставляют иного выбора, как научиться им противостоять», — сказал парламентарий.

По словам Косачева, такое противостояние означает в том числе максимальное уменьшение негативного влияния США на экономики и общества России и Ирана. Переход на взаиморасчеты в нацвалютах и ослабление роли доллара в двусторонних отношениях, по мнению сенатора, является вполне логичным и реалистичным шагом.

Демонстрация поддержки иранскому руководству является главной целью визита российского лидера, таково мнение западных наблюдателей. «Думаю, Путин хочет показать, что он поддерживает Иран в пику американской политике, – заявил «Независимой газете» руководитель программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики (DGAP) Штефан Майстер. – Он может представить себя как лицо, которое поддерживает международное право и противостоит США, что может принести российскому президенту поддержку лидеров ЕС».

Большинство аналитиков разделяет позицию немецкого издания Deutsch-Türkisches Journal, которое квалифицировало визит президента Путина в Иран как «поражение американской политики».