АВАТКОВ: Референдум в Турции продемонстрировал раскол общества

На референдуме в Турции победили сторонники президентской формы правления. Предварительные результаты обработки бюллетеней свидетельствуют о том, что голосов «за» на референдуме было на 1,25 млн больше, чем «против». Эксперты отмечают, что это относительно небольшая разница.  Впрочем, на оптимизме властей это никак не сказалось.

Президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что «было принято исторически важное решение по вопросу системы руководства страной, о которой спорили последние 20 лет». «Нация защитила свое будущее, и все, в том числе союзники Турции, должны уважать это решение нашего народа», — сказал он.

Эрдоган подчеркнул, что путь к этому голосованию «был тяжелым, но страна справилась и начинает реализацию самой важной реформы системы руководства». Он указал, что «впервые в истории Турции форма правления меняется руками гражданской политической системы», а не правительствами, пришедшими к власти «после переворотов и путчей».

Конституционные изменения предусматривают введение в Турции президентской формы правления вместо парламентской. Полномочия президента значительно расширяются, и он становится главой, как государства, так и правительства с сохранением партийной принадлежности, если сам посчитает это необходимым. Пост премьера упраздняется, а президент получит право назначать вице-президента, министров, часть членов Коллегии судей и прокуроров. Вводятся и рычаги парламентского контроля над деятельностью президента.

Число парламентариев увеличивается с 550 до 600, а возраст кандидатов в депутаты снижается с 25 до 18 лет. Срок конституционных полномочий парламента и президента составит пять лет, а глава государства сможет занимать свой пост не более двух раз подряд. Очередные выборы одновременно и президента, и депутатов парламента пройдут 3 ноября 2019 года. Все положения конституции, касающиеся президентской формы правления, вступят в силу только после этого события. 

Между тем, основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) потребует от Центризбиркома Турции провести пересчет. Ее лидер Кемаль Кылычдароглу заявил, что референдум  доказал отсутствие консенсуса в обществе. «Минимум 50% населения Турции говорит «нет» поправкам в конституцию, так что итоги этого голосования не могут быть вариантом общественного консенсуса», — сказал он. 

Прокурдская Партия демократии народов также намерена обратиться в ЦИК с требованием пересчитать голоса. По словам её пресс-секретаря партии Османа Байдемира, «репрессивные меры властей бросили тень на легитимность всего референдума».

Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, доцент кафедры международных отношений Дипломатической Академии МИД России Владимир Аватков отметил, что турецкое общество расколото на две части:

– Это очевидно не только по референдуму, но и по очень многим другим актуальным для Турции вопросам.  Референдум четко провел линию между сторонниками институциональных реформ и их противниками. Впервые в истории Турции люди не столько пришли голосовать за лидера, –  это не было голосованием за Эрдогана, – сколько пришли обсуждать институциональные вопросы. У Эрдогана рейтинг выше, чем те проценты, которые получили сторонники реформ. Многие из тех, кто голосовал «против», при этом являлись сторонниками нынешнего президента. Вопрос в принципиальной позиции относительно будущего государства.

По итогам референдума можно сказать, что Эрдогану не хватит голосов сторонников реформ, чтобы быть полностью уверенным в том, что институциональный переход пройдет спокойно.  Видимо, сейчас будет определенное завинчивание гаек, которое, возможно, выразится  в усилении давления на парламент, в восстановлении смертной казни.  Будет идти речь об отказе от идеи  интеграции с ЕС  и возвращении к концепции господства Анкары в регионе.

Стоит ожидать активных и решительных действий от Эрдогана, направленных на укрепление своей собственной власти, в соответствии с принятыми решениями. По сути, эти решения ставят крест на эпохе военных в Турции. Многие сегодня обращают внимание на то, что усиливается Эрдоган, но там еще есть очень важное одно изменение – военные больше не смогут занимать никакие государственные, политические посты. Эрдоган получает большие полномочия, чтобы быстро и четко решать тактические задачи, не отвлекаясь на дискуссии, в рамках выбранного стратегического курса.

При этом  принципиально важен отказ от  прозападной политики. Он приведет либо к укреплению доверия с Москвой, либо к усилению противоречий, которые существуют между нами. Пока не понятно, в какую сторону качнется маятник. Мяч сейчас на стороне Турции, пока находящейся на развилке.

Кстати, Дональд Трамп уже поздравил Эрдогана с победой в личном телефонном разговоре, что тоже символично. Американцы понимают, насколько у них все не гладко с турецким руководством, и как нужно восстанавливать эти отношения для того, чтобы не потерять Турцию. Я думаю, что сейчас Эрдоган совершит ряд внешнеполитических маневров, в том числе, для того, чтобы  отвлечь внимание своего населения от ситуации внутри страны, где еще на три месяца продлен режим ЧП.

Если говорить о возможности продолжения радикализации Турции, то здесь, несомненно, есть пределы, есть пределы исламизации, есть пределы лаицизма. Турция вряд ли в ближайшее время резко придет к тому, к третьему или иному. Но очевидна тенденция Турции к консерватизации политического и общественного сознания. При этом нельзя исключать усиления протестной активности. Среди противников конституционных реформ есть много очень влиятельных игроков.